на главную   акиландия

поиск

 
 

Перевод с акиландского

 
Туомас Мурайя  |  tuomasmuraja.com  |  2013
 

Французские кинокритики живо реагируют на творчество Аки Каурисмяки. Они, помимо всего прочего, отмечают, что минималистский стиль режиссера в чем-то схож со стилем Брессона и Мельвиля, а его диалоги – с шедеврами Годара. Однако, упускается тот факт, что речь идет о переводе, т.е. интерпретации диалога одним человеком. Французский кинокритик может понадеяться на субтитры, приводить примеры, не думая о том, что перевод может изменить оригинальный текст фильма. К проблематике таких изменений, которые, на наш взгляд, придают субтитрам к фильму более "французский" характер, мы и намерены обратиться.

 

Помимо того, что существуют языковые, эстетические и культурные различия, на перевод фильма могут повлиять также режиссер и дистрибьютор картины. Дистрибьютор, заботясь о том, чтобы фильм был понятен как можно большему числу зрителей, может оказать влияние на отбор субтитров, в особенности, когда изначальная структура текста "странная, необычная" (как раз присутствующая в избытке в фильмах Каурисмяки; для того, чтобы охарактеризовать специфический язык, используемый Аки Каурисмяки, назовем его акиландским). Режиссер может вмешаться в субтитрование своего фильма, поскольку это непосредственно связано с визуальной составляющей  картины.

 

Для примеров мы будем использовать три фильма пролетарской трилогии Каурисмяки - "Тени в раю", "Девушка со спичечной фабрики" и "Вдаль уплывают облака".

 

Существует несколько форм аудио-визуального перевода - это дубляж, субтитры и голос за кадром. В разных странах, по тем или иным экономическим, законодательным и культурным причинам, используется та или другая форма перевода.

 

Фильмы Каурисмяки, которые показывают во Франции, почти никогда не дублируются. В этой статье, таким образом, под термином кинематографического перевода мы будем иметь в виду субтитрование (транскрибирование реплик на языке перевода).

 

Субтитры относятся к письменной речи: следовательно, они  фиксируют совсем другой код, отличный от кода устной речи. Диалоги Каурисмяки представляют собой выдержанный литературный язык, который совсем не похож на обычную манеру общения рабочих - героев этих фильмов. Но зритель, как правило, зависимый от субтитров, никакой разницы не замечает.

 

В субтитрах, как правило, есть две строки, каждая приблизительно по тридцать знаков. Субтитры должны представлять собой логические легко воспринимаемые единства; поэтому необходимо избегать тяжелых конструкций, длинных или редких слов, то, что как раз можно встретить в диалогах у Каурисмяки.

 

Так как человеческий глаз способен охватить только определенное количество информации в определенный промежуток времени, текст должен быть сокращен. Фактически, излишки информации должны быть опущены.

 

Время, в течение которого субтитры появляются на экране, также зависит от длины реплики и от продолжительности плана. Иногда бывает необходимо включить в субтитры некоторые комментарии или дополнительную информацию, без которой диалог, в силу каких-либо специфических культурных особенностей не может быть понят.

 

 

Что касается типичных финских культурных особенностей, то один из таких примеров можно увидеть на рекламном плакате в словах “A-oikeudet”  ("А-право", что означает возможность заказывать спиртные напитки в ресторане). Но французскому зрителю это ни о чем не говорит.

 

Еще одна финская особенность, помимо танцевальных ресторанов - круиз в Таллинн, показанный в конце фильма "Тени в раю". Финны ездили в такие круизы за беспошлинным алкоголем. Или Никандер, который ест свой завтрак, запивая его молоком, налитым в бутылку из-под водки, как это делает большинство рабочих.

 

Что касается черт французской культуры, мы можем заметить, что Ирис получает на каждый свой день рождения в подарок от матери роман "Анжелика". "Девушка со спичечной фабрики" начинается с цитаты, принадлежащей графине Анжелике из произведения Сержа и Анны Голон: “Должно быть, они умерли от холода и голода посреди леса”. В фильме "Вдаль уплывают облака" присутствует чисто французская насмешка над бельгийцами (финны же обычно насмехаются над шведами). Так, парикмахерша говорит Илоне о своей бывшей служащей: “Она уехала с бельгийцем”.

 

То, что так типично для кинематографического повествования Каурисмяки - это бесчисленные ссылки на другие фильмы или литературные произведения.

 

Интертекстуальность намеренна и поразительна. Режиссер и сам признает большое количество аллюзий в своих фильмах. Мы можем увидеть и внутренние аллюзии на предыдущие фильмы: главное действующее лицо фильма "Тени в раю", Никандер, - бывший мясник как и Рахикайнен в "Преступлении и наказании". Илона и Мелартин появляются в фильмах "Тени в раю" и "Вдаль уплывают облака".

 

Каурисмяки очень привязан к Брессону, Мельвилю и Годару, и мы можем с легкостью заметить цитаты из Превера, Бодлера и сюрреалистический диалог, так характерный для Бунюэля. Но переводчику невозможно передать все эти ссылки, которые часто встречаются в фильмах Каурисмяки.

 

Кинематограф является частью культуры, таким образом, всегда существует  отображение понимания  (возможно стереотипного) культуры от автора фильма. Образ Финляндии у Каурисмяки "сконструирован"; это продуманная  пародия на общественную систему, которая существует только на экране.

 

Обычно о Финляндии Каурисмяки говорят как об Италии Росселлини или о Мексике Бунюэля. Финляндия Каурисмяки не соответствует реальной стране, но она представляется как "настоящая" для многих иностранных зрителей.

 

Диалог (или его отсутствие) очень важен, по мнению Каурисмяки; режиссер очень строг к соблюдению точности перевода, особенно французского.  

 

То, что характеризует язык Каурисмяки - смешение хорошего литературного языка и арго. Смесь этих регистров никогда не ощущается в переводе фильмов. Любовник в фильме "Девушка со спичечной фабрики" говорит Ирис за столом в ресторане: “Parempi olisi, jos laputtaisit tiehesi“, “Было бы лучше, если бы ты свалила отсюда“. Реплика была переведена как "убирайся"; формы модальности, такие как условное наклонение, опущены.

 

 

Выбор имен персонажей также важен в фильмах Каурисмяки. Главным действующим лицом в фильме "Тени в раю" является Илона Райамяки. Французский зритель не знает, что имя Илона содержит в себе слово "ilo" ("радость"), что контрастирует с пессимистическим характером истории. Интересно ещё, что Райамяки – это округ в Финляндии, где производят водку и уксус. Никандер кладет уксус Райамяки в свою тележку в супермаркете.

 

"Девушку со спичечной фабрики" зовут Ирис: это имя носит и героиня трогательного романа "Бедная Ирис" детской писательницы начала века Анни Сван. Фильм "Девушка со спичечной фабрики" отсылает нас и к произведению Г.Х. Андерсена. Французский перевод названия – "Девочка со спичками" - ближе к истории Андерсена, чем финское название и название, буквально переведенное на английский язык - “The Match Factory Girl“.

 

Никандер и Мелартин - шведские имена. Принято считать, что шведы в Финляндии относятся к высшему социальному сословию, однако Мелартин и Никандер никак не могут к нему принадлежать. Ассистента повара в фильме "Вдаль уплывают облака" зовут Амир, довольно редкое в Финляндии арабское имя, в отличие от Франции.

 

Помимо реплик на финском языке, в фильмах Каурисмяки присутствуют также шведские (шведский язык - второй официальный язык Финляндии) и английские реплики.

 

В фильме "Тени в раю" Никандер по вечерам изучает английский язык. Когда он хочет придать вес своим словам, то всегда говорит на английском. Когда у него на шведском просят сигарету, Никандер отвечает: “Not for you! ” ("Не для вас!"). Илоне, которая спрашивает у него может ли он позаботиться о ней, Никандер отвечает: "Small potatoes" ("Пустяки!").

 

 

 

Обстоятельства, в которых Никандер использует английский язык, не требуют перевода реплик, если необходимо передать смысл, с которым персонаж их произносит. Было бы интересно увидеть, до каких пор иностранный зритель способен замечать варьирование языков между финским и шведским, поскольку зритель также должен концентрироваться на изображении, субтитрах и на действии в фильме. Кроме того, реплики на шведском языке произносятся с финскими интонацией и акцентом.

 

Сложности могут возникнуть при переводе на другой язык выражений, содержащих метафорические аллюзии. Хотя, бывают случаи, когда выражение может быть переведено без ущерба. Как, например, в фильме "Вдаль уплывают облака", где присутствует игра слов "kateenkorva" - "сладкое мясо" и “Koskenkorva”, финская водка, когда Илона говорит клиенту: "Suosittelen kateenkorvaa" (“Я вам рекомендую сладкое мясо”),  на что клиент отвечает: “Koskenkorvaa, pullo” (“Водки, одну бутылку”). Чтобы сохранить эту игру слов на французском,  уместнее было бы использовать “eau-de-vie”[1], которая лучше рифмуется с “ris de veau” - “сладким мясом” .

 

Кинематографический перевод может быть проанализирован и с точки зрения музыки, которая является важным элементом в фильмах Каурисмяки. По мнению режиссера, она присутствует в фильме, чтобы "манипулировать чувствами зрителя". Она почти всегда диегетическая, или, скорее, является таковой только по началу, чтобы потом понемногу стать недиегетической.

 

Наиболее типичные музыкальные жанры у Каурисмяки - это блюз и особенно ностальгическое финское танго. Последнее отличается от своего аргентинского предка мрачными текстами о смерти. Это ярко проявляется в названиях танго: "Mun aika mennä" ("Мне пора уходить"), "Kohtalon Kello lyö" ("Часы судьбы звонят"), "Tappavat suudelmat" ("Смертельные поцелуи"), и т.д.. Пролетарские фильмы Каурисмяки представляются печальными из-за этой темной лирики, но они не выражают всей правды мифа о финском танго. Необходимо было бы действительно понять культуру танцевальных ресторанов Финляндии чтобы понять и сам парадокс танца, когда веселое приятное времяпрепровождение сочетается с печальным танго. Песни в трех анализируемых фильмах были исполнены популярными артистами и оркестрами.

 

Слова переводятся всегда, когда идет речь о диегетической музыке, недиегетическая музыка почти никогда не переводится, за исключением развязок сюжета.

 

 

В фильмах Каурисмяки музыка иногда вводит зрителя в заблуждение - когда слова песен находятся в очевидном противоречии с визуальным повествованием. Например, в конце фильма "Вдаль уплывают облака", звучит песня "Pilvet karkaa, niin minäkin" ("Облака уходят, я - тоже") Баддинга, где он поет: “Но далеко уходят облака, напрасно ты пытаешься их поймать”. Псевдо хэппи-энд и неясное будущее. Но ранее в фильме звучала песня "Valot" ("Свет") того же певца, где он пел с абсолютной надеждой на свет, но в очень темной и пессимистической обстановке.

 

В фильмах Каурисмяки, слова песен часто используются в качестве ссылок на другую часть истории, и трудность задачи переводчика состоит в том, чтобы обозначить эти связи. Например, в фильме "Девушка со спичечной фабрики" звучит очень популярное в Финляндии танго - "Satumaa" ("Сказочная страна") со словами о привлекательности смерти: "Siellä huolet huomisen voi jatida unholaan" (“Там можно забыть все свои тревоги”). Позже, когда Ирис отравляет человека, который ее обманул, идет отсылка к этой песне и героиня произносит: "Sinun ei tarvitse huolehtia entiti mistään" (“Оставьте все свои тревоги”). Но реплика была переведена как: “Все улажено”.

 

 

Режиссер много раз замечал, что в трагических местах фильма зрители смеются, а в комических - плачут. Французский зритель может посчитать фильмы Каурисмяки довольно печальными и пессимистичными, потому что он не может уловить комические моменты. Тем не менее, интересно отметить, что фильмы Каурисмяки более популярны за пределами Финляндии.

 


[1] Eau-de-vie – термин в первую очередь коньячный: так производители напитка называют виноградный спирт, полученный в результате двойной выгонки и которому предстоит стать коньяком. Фруктовые о-де-ви, как и коньяк, из-за особенностей производства (двойная перегонка), относится к семейству бренди, хотя их довольно часто называют ликерами. Но в отличие от ликеров, eau-de-vie достаточно крепкие и сухие на вкус бесцветные напитки.   После дистилляции фруктовые о-де-ви, в отличие от виноградных бренди, которые отправляются взрослеть в дубовых бочках, еще шесть лет созревают в стальных чанах и только тогда разливаются по бутылкам (по информации сайта  Woman’s Day.ru).

 

2013

tuomasmuraja.com

Перевод с французского:  Д. Уварова, специально для сайта aki-kaurismaki.ru. Публикуется с сокращениями.

 

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.