на главную   акиландия

поиск

 
 

«Ты не замечаешь слёз».

Музыка в фильмах Аки Каурисмяки

 
 
 

Музыка – это скрытая память нации, утопия среди перемалывающей реальности, отпечаток раннего детства, может быть, звуковой образ, услышанный еще в лоне матери…»

Петер фон Багх

 
Тасара Вайс, по материалам работы «Акиландия: Каурисмяки и его финская трилогия»  

/Tasara Weis, «Akilandia: Kaurismäki und seine Finnland-Trilogie», Wien, 2009/ [1]

 

В фильмах Аки Каурисмяки можно услышать музыку различных жанров: классику, старые танго, популярную музыку, шансон, джаз, блюз, рок-музыку. Зачастую в одном фильме встречается целый ряд музыкальных жанров, которые способствуют созданию особого настроения: «Наряду с местами натурных съемок и сценографическими решениями музыка в фильмах Каурисмяки тоже создает ощущения страсти и ностальгии, воскрешает память об определенных эпохах», пишет кинокритик Лиина Лепистё. А финский профессор музыки Эркки Пеккиля в своём эссе добавляет: «Музыка также имеет особую роль в развитии и продвижении интриги».

 

Для звуковой дорожки своих фильмов Каурисмяки не заказывает новые песни, а использует существующие записи. Такая уже написанная музыка дешевле в использовании и с финансовой точки зрения весьма удобна в его малобюджетном кинопроизводстве [исключение составляют лишь Ансси Тиканмяки в «Юхе» и Маури Сумен в фильмах о Ленинградских ковбоях]. [2]

 

Песни всегда относятся к более раннему периоду, чем тот, в котором разыгрывается действие самих фильмов. При использовании типично финского музыкального сопровождения  1950-ых – 1960-ых годов, естественно,  всегда появляется и воспоминание о том времени, когда оно возникло. Факт, который Каурисмяки использует намеренно. Пеккиля предполагает также взаимосвязь между ностальгической музыкой и собственным детством Каурисмяки – ведь он рос под песни того времени: «по этой причине можно сказать, что в песнях есть немного ностальгии».

 

 

Лиина Лепистё, из статьи «"Ты не замечаешь слёз" - музыка в фильмах Аки Каурисмяки»

/Leena Lepistö, "You Will Not See a Tear" - Music in Aki Kaurismäki's Films, Orimattila Town Library, 2007/ [3]

 

В традиционных голливудских фильмах музыка согласуется с событиями в фильме и используется для поддержки его течения, как бы перефразируя события в нем.  Каурисмяки использует этот традиционный метод довольно редко.  Вместо этого он предпочитает два других.

 

«Преступление и наказание», дебютный фильм Аки Каурисмяки, начинается со сцены на скотобойне. Настроение сцены в корне отличается от настроения фоновой музыки. [4]  Здесь музыка была использована в качестве контрапункта к изображению.

 

 

 

Противоположные настроения изображения и музыки используются также в фильме «Гамлет идет в бизнес».  Офелия страдает по Гамлету, целует его фотографию, а затем отшвыривает ее прочь и кончает жизнь самоубийством. Фоном звучит песня Renegades в исполнении Топи Сорсакоски под названием Kunhan takaisin palaan («Когда я вернусь к тебе»). Следующие слова слышны уже когда Офелия медленно тонет в ванной:

 

 

Kutsun sydämessäin kuulen,   
kaipuu kasvaa sinunkin,   
lainaan siivet aamutuulen,
niillä luokses kiirehdin.
Sä mitä pyydät, sen mä teen,
taas pian tavataan, jää mennyt unholaan;
näin käy unelmain nuo toteen,

kunhan palaan takaisin,
oota vaan kun kohdataan,
on kaikki kohdallaan.

Сердцем слышу как ты зовёшь,
я знаю, что незачем больше ждать,
я возьму крылья у ветра,
я буду спешить к тебе,
я сделаю всё, чтобы вернуться к тебе
скоро мы встретимся и забудем о прошлом;
мечты мои станут явью,

когда я вернусь к тебе,
подожди, скоро мы встретимся
и всё будет хорошо.

 

 

Черный юмор Каурисмяки: когда Гамлет вернется, с крыльями или без, всё будет совсем не хорошо и Офелия уже не будет по нему скучать.

 

В фильме «Береги свою косынку, Татьяна» есть сцена, в которой Валто и Клавдия проводят вечер и ночь в одном номере. Валто - финский мужчина, абсолютно безмолвен. По радио звучит песня Хелены Силтала Etkö uskalla mua rakastaa («Неужели ты не смеешь любить меня»). Музыка в этой сцене используется для выражения настроения, которые не передано изображением.  Слова песни заменяют диалог и излагают мысли одного из персонажей:

 

  Etkö uskalla mua rakastaa,
miksen vastausta sulta saa?
Onko sydämesi onneton,

kun luonain se on?
Etkö uskalla mua rakastaa,

miksi muuri sinut piilottaa?
Hylkäisitkö pienen sydämen,

kun liekkiin sait sen?
Sä huolesi suo minun kantaa,

pois murheesi vien.
Taas aurinko lämpönsä antaa ja valaisee tien.
Etkö uskalla mua rakastaa?
Sanaa sydämeni odottaa,

sanaa,
jonka myötä omaks saan myös taivaan ja maan
.

Неужели ты не смеешь любить меня,
почему я не могу получить от тебя ответ?
Неужели твоё сердце несчастно,

когда оно со мной?
Неужели ты не смеешь любить меня,

почему стена скрывает тебя?
Неужели ты покинешь маленькое сердце,

охваченное начатым тобой пламенем?
Если ты позволишь взять твои печали,

я унесу их далеко от тебя,
Солнце снова будет дарить тепло и освещать путь.
Неужели ты не смеешь любить меня?
Моё сердце замерло в ожидании твоего слова,

одного слова,
которое даст мне небо и землю.

 

Вот лишь некоторые из высказываний Аки Каурисмяки о роли музыки в его фильмах:

 

«Я никогда не использую музыку, которую я не люблю.  Я использую песни либо чтобы заменить диалог, либо как контрапункт.  В Татьяне я использую песни Renegades, английской группы, которая была популярна только в Финляндии».

 

«Я часто используют музыку, чтобы заменить диалог. Он работает так же хорошо или даже лучше, создает настроение. Я не хочу лишних слов».

 

«Я не хочу, чтобы музыка заслоняла изображение. Роль музыки в моих фильмах похожа на её функцию на танцах, где люди так стеснялась, что не могли произносить слов и музыка заботилась о диалоге».

И ещё:

«Я использую музыку, которая нравится лично мне, в том числе часто и классическую музыку, особенно Чайковского, которая ко всему подходит. В любой момент поставь диск — и его музыка прекрасно сочетается с драматической сценой. Мне кажется, я неоднократно использовал в разных фильмах одни и те же отрывки из его произведений».

 

Действительно, симфония № 6 «Патетическая» Чайковского использовалась, по крайней мере, в семи его фильмах.

 

В трёх фильмах - «Союз Каламари» (1985), «Вдаль уплывают облака» (1996) и «Огни городской окраины» (2006) - звучит финский шлягер Sä et kyyneltä nää («Ты не замечаешь слёз») в исполнении Олави Вирта, то есть примерно каждые 10 лет Каурисмяки обращается к этой песне.

 

  Sä et kyyneltä nää vaikka syömmesi nyyhkii.
Et kaihoakaan vaikka lähdit sä pois.
Jo käteni kerran, ne kyyneleet pyyhki
vain huominen jos mulle unhoa sois.
Olen antanut syömmeni, kaikkeni sulle.
Sä tarjosit vain sielun tuskia mulle.
Sä et kyyneltä nää, vaikka syömmeni nyyhkii.
Et kaihoakaan, vaikka lähdit sä pois
Onnellinen ollut olen kerran minäkin,
onnellinen siksi, et sun mä omistin.
Vaan maailmassa onnea ken liikaa odottaa,
juo pettymyksen maljaa katkeraa.
Ты не замечаешь слёз, хотя твоё сердце тихо плачет.
Ты даже не тоскуешь по мне, хоть ты и ушла.
Моя рука уже однажды утёрла эти слёзы,
Если бы только завтрашний день принёс мне забвение.
Я отдал тебе своё сердце, всё, без остатка,
Ты погрузила мою душу в океан боли,
Ты не замечаешь слёз, хотя моё сердце тихо плачет,
Ты даже не тоскуешь по мне, хоть ты и ушла.
Я был когда-то также и счастлив,
Счастлив, потому что ты была моей,
Но тот, кто ожидает слишком много счастья в этом мире,
Должен испить чашу горького разочарования.

 

В «Огнях городской окраины» она точно описывает настроение и мысли Койстинена, после того как Мирья оставила его. Сцена даже комична в своей сентиментальности, поскольку Койстинен топит своё горе истинно финским способом - в бутылке спиртного, так что он «пьет чашу горького разочарования».

 

 

 

Тасара Вайс, по материалам работы «Акиландия: Каурисмяки и его финская трилогия»

/Tasara Weis, «Akilandia: Kaurismäki und seine Finnland-Trilogie», Wien, 2009/ [1]

 

Для фильмов Каурисмяки характерен показ выступлений музыкальных ансамблей или певцов. В своих фильмах он выводит на сцену таких исполнителей, как Харри Марстио с песней «Аккордеонист» / Harri Marstio and Pedro's Heavy Gentlemen - «L'accordéoniste» /  в фильме «Преступление и наказание»; Рейо Таипале, исполняющего финское танго «Сказочная страна» / Reijo Taipale - «Satumaa» /  в «Девушке со спичечной фабрики»; Вейкко Лави с полькой «Танцуй, Анюшка» / Veikko Lavi - «Tanssi, Anjushka» / в «Береги свою косынку, Татьяна»; Маркуса Аллана с песнями «Горячие ветры» и «Ветры судьбы» / Markus Allan - «Kuumat tuulet» and «Kohtalon tuulet» / в фильме «Вдаль уплывают облака»; Анникки Тяхти со шлягерами 50-х годов «Маленькое сердце» и «Помнишь ли ты Монрепо?» / Annikki Tähti - «Pieni sydän» and «Muistatko Monrepos'n» / в «Человеке без прошлого», а также выступления финской рок-группы Melrose в двух фильмах («Гамлет идет в бизнес» и «Огни городской окраины»).

 

Кадры из фильмов «Преступление и наказание», «Девушка со спичечной фабрики», «Береги свою косынку, Татьяна», «Вдаль уплывают облака», «Человек без прошлого» и «Огни городской окраины»

 

При этом, как считает Лиина Лепистё, выступления таких знаменитостей финской музыкальной сцены «были записаны, как если бы они были частью документального фильма». Такого же мнения – вследствие прерывания действия музыкальная пьеса может стать важным художественным средством, – придерживался немецкий философ Теодор В. Адорно. Когда на короткое время в центр внимания попадает вставной музыкальный номер, «это помогает задуматься о сути происходящего, об общем состоянии».

 

В фильме «Вдаль уплывают облака» несколько сцен посвящены двум музыкальным вставкам в исполнении Маркуса Аллана. Важную драматургическую функцию выполняет финское танго Kohtalon tuulet («Ветры судьбы»), описывая события на экране и комментируя мысли действующих лиц.

 

 

Kohtalon tuulet

 

Vanhempien huolehtivain
Raukkauden kotona sain
Takaisin ei lapsuutta saa
Aika sen vei tähtien taa
Elämän lain käsky se on
Muisto vain on kuolematon
Kohtalon tuulet rakkaani vei
Ja takaisin koskaan saavu he ei
Kun tuulet nuo kerran mun ylitsein käy
Minua täällä enää ei näy
Nuoruus on pois
Katkera en olla nyt vois
Onnellinen olla mä sain
Ympärilläin kumppanninain ystävät näin
Haaveemme nuo haalistuneet
Silmiini tuo nyt kyyneleet
Kohtalon tuulet kaiken tuon vei
Ja haaveemme koskaan täyttyneet ei
Kun tuulet nuo kerran mun ylitsein käy
Minua täällä enää ei näy

Ветры судьбы

 

Дома меня любили

мои заботливые родители

Детство никогда не вернётся

Время унесло его к звёздам

Это закон жизни

Только воспоминания бессмертны

ветры судьбы забрали у меня мою любовь

И она никогда не вернётся

Когда-нибудь ветры подуют на меня

и вы меня больше никогда не увидите

Юность прошла,

но я не горюю

Я был счастлив

в кругу своих друзей

Наши потускневшие мечты

от них наворачиваются слёзы на глаза

Ветры судьбы отобрали у меня всё

И наши мечты никогда не сбудутся

Когда-нибудь ветры подуют на меня

и вы меня больше никогда не увидите

 

Находящийся на грани банкротства ресторан «Дубровник» открылся в последний раз. Госпожа Сьёхольм сидит одна в своем кабинете, глядя на портрет своего рано умершего мужа. «Только воспоминание бессмертно», – звучит строфа песни, немного утешающей управляющую, которая скоро лишится работы. «Я был счастлив в кругу своих друзей», – могло промелькнуть даже в голове уволенных кухонных работников, швейцара Мелартина или Илоны, когда они с тоской смотрят на танцующих посетителей. Слова «Все забрали ветры судьбы» недвусмысленно описывают общую ситуацию в фильме.

 

 

Музыка, относящаяся к повествованию, чаще всего имеет видимый источник. Помимо «живого» выступления певцов и ансамблей, Каурисмяки часто использует и показывает старое музыкальное оборудование - музыкальные автоматы, проигрыватели, транзисторы, катушечные магнитофоны. Наиболее яркие примеры этого - автомобильный проигрыватель в «Татьяне» или музыкальный брелок, который исполняет «Интернационал» в «Ариэле». Даже то, что в кадре, как правило, демонстрируются источники звука, указывает на значимость музыки, словно режиссер хочет заострить внимание на прозвучавших словах песни. Посредством такого акустического комментария событий зрителю открывается мир чувств героев фильма. Тексты отражают то, что думают, чего хотят или на что надеются действующие лица. Очень часто употребляются слова:  muisto (воспоминание), yksinäisyys (одиночество), pettymys (разочарование), kaipaus (тоска) и toivo (надежда). Мечты о чудесной стране, стремление через океан от разочарований и одиночества - часто повторяющиеся темы.

 


[1] Перевод  А. Дмитришина
[2] Сам режиссёр говорит об этом так: «Я выбираю музыку в самый последний момент, когда фильм смонтирован и звукооператор подготовил звуковую дорожку, тогда мы начинаем накладывать музыку на изображение. Обычно на этом этапе я работаю в Швеции, тогда я захожу в магазин, накупаю разных дисков; потом во время микширования звукооператор оставляет один канал для меня, я слушаю музыку и одновременно слежу за изображением и диалогами и представляю себе, какой музыкальный отрывок подходит. Наконец мы приступаем к окончательному микшированию, у меня есть отдельный канал и ручка микшера, и я лично слежу за вступлением и концом музыки, а также за громкостью. Этот момент — всегда последний в работе над фильмом», - прим. ред.
[3] Перевод Т. Шаблана
[4] Вот как описывает эту сцену А. Плахов: «Снятая в густом синем колорите сцена разделки мясных туш идет под сладкую мелодию Шуберта. Это медленный и сентиментальный рок в исполнении финского певца Харри Марстио, аранжировка знаменитой «Песни» Шуберта на стихи Гейне, известной как «Цветок шиповника»: «Песнь моя, лети с мольбою тихо в час ночной». На этом разрывающем уши и сердце музыкальном фоне особенно эффектной оказывается казнь таракана, рвавшегося к говяжьей косточке и попавшего под нож мясника», - прим. ред.

 

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.