на главную   фильмы   гавр

поиск

 
 

На премьере «Гавра» Каурисмяки потчует публику

остротами в своем стиле – и с французским привкусом

 
Лайам Лэйси  |  The Globe and Mail  |  17.05.2011

 

Аки Каурисмяки ссутулился перед микрофоном и вытащил сигарету из кармана своего пиджака. В то время как фотографы без устали щелкали фотоаппаратами, пока не началась непосредственно сама пресс-конференция, Аки придвинулся к микрофону и сказал: «Я знаю, что на фестивале будет представлен фильм с Джонни Деппом, который я очень надеюсь посмотреть, потому что Джонни Депп – это мой герой».

 

Найти грань между иронией и искренностью в случае Каурисмяки всегда нелегко.

 

Чудаковатый Джонни Депп, снявшийся в фильме Джима Джармуша «Мертвец», в принципе, подходит под объект для поклонения. Джармуш является американским духовным братом Каурисмяки (он даже нанимал актеров Каурисмяки для фильма «Ночь на земле»). Но весьма маловероятной представляется заинтересованность саркастичного финского режиссера в блокбастере наподобие «Пираты Карибского моря: На странных берегах» - тот фильм с Деппом, название которого Каурисмяки якобы забыл.

 

Его собственный фильм, «Гавр», снятый во французском морском порту с таким же названием, является второй картиной Каурисмяки на французском языке. Будучи поклонником таких классиков кинематографа, как Жан-Пьер Мелвиль и Робер Брессон, Аки свойственна финская чувствительность с французским  оттенком. «Гавр» - весьма характерный для Каурисмяки фильм, он полон юмора и сочувствия к наиболее незащищенным слоям общества.

 

Типична для Аки и молчаливость главных героев, иногда складывается ощущение, будто смотришь немое кино Бастера Китона и Стэна Лоурела. Однако в «Гавре» герои говорят намного больше, что часто походит на пародирование французской страсти к спорам. Например, разговор двух матросов в баре:

 

 «Там, в Эльзасе, откуда я родом…»

«Прекрати говорить об Эльзасе!»

«Там очень вкусные утки…»

«Глупости!»

 

«Гавр» - это история о Марселе Марксе (Андре Вилмс), благородном чистильщике обуви лет под шестьдесят, который решает защитить юного африканского беженца, Идриссу (Блонден Мигель), сбежавшего с корабля и прячущегося в контейнере. Время от времени Марселю приходится сдерживать любопытство полицейского инспектора Моне (Жан-Пьер Даруссен), который чем-то напоминает Клода Рэйнса из «Касабланки». Затем он решает организовать «ультрасовременный рок-концерт» для сбора средств на отправку мальчика в Англию.

 

Между тем, жена Марселя Арлетти (роль которой исполняет муза Каурисмяки Кати Оутинен) попадает в больницу с раком в последней стадии и, тем не менее, уверяет мужа, что болезнь якобы носит «легкую форму».

 

Каурисмяки заявил, что уже давно планировал снять фильм об обращении с нелегальными иммигрантами в Европе: «…и хотя я, возможно, не самый подходящий для этого человек, никто более не проявил интереса к такого рода проекту. А поскольку мои фильмы не являются документальными и не несут политического смысла, я решил снять что-то наподобие сказки».

 

По его словам, для съемок он побывал во множестве морских портов – на побережье Италии, Испании и Португалии – прежде чем остановился на Гавре, несмотря на то, что город, заново выстроенный после Второй мировой войны, выглядел слишком современно. «Моя камера ненавидит современную архитектуру». В конце концов, однако, он нашел старый квартал города, переживший войну, на чем в итоге и остановил свой выбор.

 

Минималистичный стиль режиссера, похоже, пришелся по нраву французскому составу актеров. Как пояснил Даруссен, «Аки предложил мне встретиться и выпить, и я пришел. Он выпил стаканчик, я тоже, пытаясь не отставать. Мы решили снять фильм, и он принес с собой очень старую камеру, 1974 года, которая принадлежала раньше Ингмару Бергману, я спросил, можно ли ее сфотографировать. Я сделал один кадр, потом второй. Вот и все».

 

Главный герой всей истории, Вилмс (заслуженный актер Государственного театра Франции), сказал, что смог получить эту роль по одной причине: «У меня очень длинный нос, что позволяет мне курить в душе. Работалось с Аки очень легко. Я просто выучил сценарий и затем произнес свои слова. Если бы побольше актеров могли помнить свои реплики, французский кинематограф сэкономил бы миллионы».

 

Даруссен добавил: «Когда ты участвуешь во всех этих пресс-конференциях, ты иногда размышляешь, что бы умного сказать. Так, однажды ночью я придумал: Аки может создать целый мир с помощью одной или двух маленьких вещей. Другие же режиссеры создадут одну или две вещи, имея в своем распоряжении целый мир».

 

17.05.2011

The Globe and Mail

Перевод с английского:  С. Ракаева, специально для сайта aki-kaurismaki.ru

 

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.