Мой фаворит в Берлине

Игорь Мальцев  |  Life.ru  |  17.02.2017

 

 

Кино не вид спорта. А кинофестивали не чемпионат Европы. Берлинский кинофестиваль — тем более. Нынешний, 2017 года, показывает, кроме всего прочего, что миру больше не нужны кинокритики. Зритель уже давно сам решает, что ему смотреть. А кому раздавать награды фестиваля — решает личный вкус председателя жюри. В этом году это Пауль Верхувен, автор когда-то хороших голландских фильмов, а нынче — автор плохих голливудских.

 

Мнение критиков в данном раскладе никого не волнует. Что, собственно, понимают и сами авторы рецензий в больших и малых блогах. Тут давеча Berliner Zeitung разразилась заметкой о том, как критики на просмотре дрыхнут, словно дальнобойщики на привале ("из приоткрытого рта японского критика слюна капает прямо на дисплей айфона, британский критик храпит на весь зал, а немецкий критик ползает между кресел в поисках вывалившегося из рук во сне телефона".

 

Поэтому, пока интернационал критиков журнала Screen ставит фильму Аки Каурисмяки "По другую сторону надежды" (Toivon tuolla puolen) 3,7 балла из 4 возможных, мы сидим в кафе напротив кинотеатра с оператором-постановщиком картины Каурисмяки Тимо Салминеном и пытаемся не болеть за Bayern против Arsenal. Bayern уже закатил 4 в ворота англичан.

 

— Я тут прочёл в русских газетах, что у вашего фильма "плёночная" картинка — вот так в кавычках и было написано…

 

— Вообще-то мы и снимали его на обычную олдскульную плёнку, Аки решил, что будущее кино всё-таки за плёнкой. Потом мы плёнку перегнали на цифру, смонтировали, а после уже лаборатория порезала снятый материал по этим меткам. Напечатали пять аналоговых копий. В Берлине, там, где в залах ещё остались настоящие плёночные проекторы, показывали именно такую копию. Знаешь, плёнка очень дисциплинирует. Когда у тебя по 700 евро за рулон, оператор уже лишнего снимать не будет, и потом ни режиссёр, ни монтажёры не станут утопать в терабайтах отснятого. Это очень сильно отличается по восприятию — забытое чувство, что Каурисмяки сам пошёл смотреть фестивальный показ.

 

Фильм "По другую сторону надежды", который по-любому выше на две головы "конкурирующих" картин про страдания трансгендера ("Фантастическая женщина") и про страдания африканской певицы ("Фелисите"), мой личный фаворит берлинского фестиваля. Разница в соперниках примерно как Bayern и Arsenal.

 

Несмотря на то что Каурисмяки любит про себя говорить: "Я мужчина недружелюбный" (позже, в баре, он пытается этот трюк провернуть и со мной), его картины полны ненавязчивого добра и гуманизма.

 

Его новый фильм на, казалось бы, модную тему "сирийские беженцы — ужас-ужас-ужас" не несёт ни капли дешёвого политиканства и конъюнктуры.

 

Смотрите сами. В Финляндию в угольной яме парохода приплывает сирийский беженец (его играет Шерван Хаджи), которого власти вовсе не собираются принимать, и он становится нелегалом в Хельсинки. Вся история — про то, как обычные финские люди помогают ему, потому что привыкли, что люди это люди, а бюрократия, государства и границы с визами — зло. Фильм смешной, как, в общем, и все фильмы Каурисмяки. Его хвалёная "депрессивность" — сказки тех, кто не понял в нём ни кадра. Даже картина Каурисмяки "Девушка со спичечной фабрики" (1990) — и та даёт зрителю надежду.

 

Актёрский состав у него почти не меняется — Кати Оутинен, Янне Хютияйнен, Илка Койвула — их можно увидеть и в "Человеке без прошлого", и в "Огнях городских окраин", и в "Гавре" 2011 года. А исполнителя одной из главных ролей Сакари Куосманена трудно узнать, потому что он в Leningrad Cowboys выглядел совсем не так, как нынче.

 

— Сакари, можно я тебе скажу спасибо.

 

— За что?

 

— За пост соболезнования памяти от имени Leningrad Cowboys, когда произошла трагедия с хором Александрова.

 

— Они были прекрасными музыкантами, и мы были просто счастливы играть с ними в центре Хельсинки — то, что Аки снял как отдельное кино. Это непередаваемое чувство — оказаться среди такого мощного коллектива — настоящий рок-н-ролл. И новость об их гибели нас просто раздавила.

 

Мало кто догадывается, что Leningrad Cowboys тоже придумал Аки Каурисмяки для кинопроекта — вместе с членами комик-группы Sleepy Sleepers ещё в 1986 году. И идея совместного концерта с хором Советской Армии — тоже его идея. У него удивительная способность отделять людей от политики. И тем более от политики государств.

 

Я вообще думаю, что мифы про его "неудобность" распускают престарелые академики "Оскара" после того, как он отказался ехать в США, будучи номинированным с фильмом "Огни городских окраин" на "Лучший фильм на иностранном языке". Мало того что он отказался ехать в Америку из-за развязанной Бушем войны, так он ещё написал открытое письмо по этому поводу и потребовал снять свой фильм с номинации вообще. А когда тот же фильм номинировали на New York Film Festival в 2003-м, он также отказался ехать, потому что власти США не дали визу иранскому кинорежиссёру Аббасу Кияростами.

 

Кстати, по поводу истерики леваков #muslimban — кто из вас отказался бы ехать на "Оскар" в знак протеста? Вот-вот.

 

Предыдущий крупный успех на международном фестивале Каурисмяки получил в Каннах в 2002 году с "Человеком без прошлого", а на 64-м Каннском ему уже не повезло, и жюри отодвинуло его "Гавр" (тоже про беженцев) ради "Древа жизни" Малика, картины пафосной и довольно бессмысленной.

 

Так что буду надеяться, что в этом году с "Обратной стороной надежды" у него всё сложится в Берлине, потому что мало кто сегодня так может говорить о сложном просто и добро.

 

17.02.2017

Life.ru

 


Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.

E-mail: admin@aki-kaurismaki.ru 

© AKI-KAURISMAKI.RU