на главную   к содержанию

поиск

 
 

Аки Каурисмяки

Петер фон Багх
 

Гамлет идёт в бизнес

 

 

«Гамлет идёт в бизнес», 1987, 88 минуты

сценарий: Аки Каурисмяки по пьесе Уильяма Шекспира (фин. перевод Вейо Мери)

оператор: Тимо Салминен

звук: Вейкко Аалтонен, Юко Лумме

монтаж: Райа Талвио

костюмы: Туула Хилкамо

декорации: Пертти Хилкамо

музыка: П.И. Чайковский, «Мелроуз», Олави Вирта, Тимо Ямсен, Топи Сорсакоски, Элмор Джеймс, Георг Отс и др.

исполнители: Пиркка-Пекка Петелиус (Гамлет), Эско Салминен (Клаус), Кати Оутинен (Офелия), Элина Сало (Гертруда), Эско Никкари (Полониус), Кари Вяянянен (Лаури Полониус), Ханну Валтонен (Симо), Мари Рантасила (Елена), Туро Пайала (Розенкранц), Ааке Кальяла (Гильденстерн), Пентти Ауэр (дух отца), Матти Пеллонпяя.

 

 

В этой адаптации пьесы Шекспира, Гамлет, помещенный в холодную реальность финского бизнеса, обнаруживает, что его отец погиб при подозрительных обстоятельствах и клянется отомстить. Виновными являются мать и её новый супруг Клаус. Гамлет питает романтические чувства к Офелии, в её же к нему ответном внимании нет ничего кроме расчёта. В тайных закоулках делового мира судостроительная индустрия ведет войну за место под солнцем с производителями пластмассовых уток. Гамлет берет бразды правления компанией в свои руки и, в довершение всего, добивается и отмщения в вопросах жизни и смерти.

 

Кати Оутинен, Пиркка-Пекка Петелиус.

 

Вернемся на несколько лет назад, в 1987, в детальный перечень производственных реалий восьмидесятых озаглавленный: "Гамлет идет в бизнес". Может быть секрет успеха "Преступления и наказания" и "Гамлета" заключен в том, что некоторые детали повествования, будучи затронутыми, остаются, тем не менее, где-то на пределе восприятия. Атмосфера, в некотором смысле, необъяснимо близка и узнаваема. То же самое мы видим и в "Жизни богемы".

 

— "Гамлет" был снят без заготовленного сценария, но у меня под руками был замечательный перевод Вейо Мери [1]. Студией мне служил старый отель "Фенния", тот, что на вокзальной площади, и я принес туда пишущую машинку. Дело разворачивалось следующим образом: я объяснял суть интриги эпизода Тимо Салминену, декоратору, и всем остальным. Давал актерам диалоги и, пока шла подготовка к съемке, запирался в своей "норе", чтобы написать следующую сцену. Затем снимал подготовленный уже эпизод и так далее. Я был всё время на один эпизод впереди всей команды, и никто не знал, что произойдет дальше. Чаще всего я тоже не знал, поскольку я как бы читал пьесу по ходу её переделки.

 

— Интересный способ. Но требования к актерам очень высоки.

 

К счастью это были лучшие в стране актеры. Некоторые вообще из труппы Национального театра. Это не помешало им, впрочем, иногда потрясать кулаками и проклинать меня, когда они получали диалоги на двух страницах и всего четверть часа на репетицию, но это были настоящие профессионалы. Лучшие из лучших: Элина Сало, Эско Салминен, Кати Оутинен, Эско Никкари, Кари Вяянянен, Пунтти Валтонен, Мари Рантасила, Пелтси [Матти Пеллонпяя], Пентти Ауэр, Веса Вьерикко  и многие другие, и само собой, во главе списка Пиркка-Пекка Петелиус, чья игра выше всяких похвал, что бы там не говорили о самом фильме.

 

Совет директоров. Гамлет (Пиркка-Пекка Петелиус) рисует свои каракули.

 

Вообще-то средний класс и высшее общество не представляют для кино никакого интереса, не интересна и золотая молодежь Хельсинки. Даже великому Бунюэлю не удается наделить своих толстосумов характерными чертами в "Ангеле-истребителе" (1962). Весь фильм они как тефлоновые привидения, как модели у Брессона.

 

— У Чехова мы видим дуализм: жизнь такова какова она есть и жизнь, каковой она могла бы быть. То же самое мы видим в "Тенях", что не означает, что отношения между Никандером и Илоной, которых играют Пелтси и Кати, безоблачны.

 

— Если бы они были безоблачны, то хватило бы и корометражки. Проблема еще и в том, что фильм, как справедливо заметил Майкл Пауэлл, застревает на пол дороге.

 

— Он так сказал? А мне, напротив, показалось, что фильм ему очень понравился.

 

— Статус гостя фестиваля обязывал. Он сказал, что в середине фильма не хватает действия, что верно. Это долго было моей дурной привычкой; я могу сделать ударный дебют и финал, но вот между ними действие имеет тенденцию к топтанию на месте. Но с той поры я попытался исправить положение.

 

— В "Гамлете" ты собрал поразительную коллекцию примет времени.

 

— Этот фильм можно было бы назвать почти пророческим. Судостроительная индустрия действительно была продана норвежцам. Удивительно как получилось предугадать. Но я всё еще жду когда японцы выбросят на рынок дерево в полиэтиленовой упаковке. 

 

— И в Финляндии останется только производство пластмассовых уточек.

 

— Или, если точнее, пластмассовых уточек загримированных под директоров индустрии сотовых телефонов.

 

— "Гамлет идет в бизнес" это стилизация, но именно поэтому получился как бы документальный фильм о Финляндии восьмидесятых. А документальные кадры в фильм не вставлены?

 

— Финал "Гамлета" со всеми этими бумагоделательными машинами, начало "Девушки со спичечной фабрики", там я совершенно свободен, на экране нет ни одного актера, а значит, некому требовать с меня руководящие указания ... Но я полагаю, что приметы времени всегда как-нибудь, да попадут в кадр, как в финских фильмах тридцатых-сороковых годов, которые весьма интересны с этой точки зрения, несмотря на незатейливую интригу и прочие несовершенства. Фильмы эти не для того сняты, чтобы достоверно отразить жизнь той эпохи, потому как в широком смысле слова это всё карикатуры, но они богаты городскими пейзажами, сценами городской жизни и они отражают процесс преобразования села, трансформацию классов общества и так далее. Хельсинки тоже совершенно изменился по сравнению с тем каким был двадцать лет назад. Маркку Пёлёнен [2] меня даже просил для своего фильма "Баддинг", не найдется ли у меня неиспользованных фрагментов съемок квартала Каллио, настолько тот изменился. Проходит очень короткое время и квартал можно узнать только по нескольким сохранившимся зданиям. Сейчас очень трудно снимать город, потому что в кадр всегда попадает реклама "Нестле", "Шелл", "Кемира", "Фортум", "Нордеа" или "Нокия", воткнутая здесь и там с неуклюжестью, на которую способна только фабрика из глухого захолустья. Городской пейзаж так или иначе искалечен, и единственные проблески света в нём это вывески магазинов. Не лишне бы подумать о бойкоте "Шелл" и "Нестле". Память о Кен Саро-Вива [3] и его товарищах до сих пор жива, так что просчитались его убийцы.

 
[1] Вейо Мери (Vejo Мeri) - финский писатель, автор романов «Оторвавшиеся» («Irralliset», 1959), «Опорный пункт» («Tukikohta», 1964), сборников рассказов.
[2] Маркку Пёлёнен (Markku Pölönen) – финский режиссер и сценарист. В 2000 г. снял фильм «Баддинг» о Раули «Баддинг» Сомерйоки.
[3] Кенуль "Кен" Бисон Саро-Вива (Kenule "Ken" Beeson Saro-Wiwa) - нигерийский писатель и общественный деятель. Выступал за спасение природы региона от произвола нефтяной компании "Шелл". Был казнен 10 ноября 1995 г.

 


к содержанию

дальше

 

Перевод с французского:  Л. Волков, специально для сайта aki-kaurismaki.ru 

 

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.