на главную   к содержанию

поиск

 
 

Аки Каурисмяки

Петер фон Багх
 

Я нанял убийцу

 

 

«Я нанял убийцу», 1990, 80 минут

сценарий: Аки Каурисмяки (по оригинальной идее Петера фон Багха)

оператор: Тимо Салминен

звук: Тимо Линнасало, Юко Лумме

монтаж: Аки Каурисмяки

декорации: Джон Эбден

арт-директор: Марк Лэйвис

костюмы: Саймон Маррей

музыка: Литтл Вилли Джон, Билли Холидей, Зут Симс, Олави Вирта, Джо Страммер, Рой Браун, Карлос Гардель

исполнители: Жан-Пьер Лео (Генри), Марджи Кларк (Маргарет), Кеннет Колли (убийца), Тревор Бауэн (глава департамента), Имоджен Клар (секретарь), Анжела Уолш (владелица дома), Сирил Эпштейн (таксист), Никки Теско (Пит), Чарльз Корк (Эл), Майкл О'Хаган (босс), Джо Страммер (гитарист), Серж Реджиани.

 

 

Скромного лондонского служащего французского происхождения безжалостно увольняют. И тут он обнаруживает, что работа была единственным светлым пятном в его жизни. Он пытается покончить с собой, но все его попытки заканчиваются неудачей. Наконец, он решает нанять профессионального киллера, чтобы тот сделал всю работу за него, но как только договор был заключен, он встречает женщину и в нем вновь просыпается интерес к жизни. В конце фильма убийца стреляет себе в сердце, решая все проблемы. Французу предоставляется новый шанс, его ждёт счастливое будущее.

 

Виски придает уверенности.

Фото: Марья-Леена Хукканен.

 

−  Мы подходим к следующему интересному этапу: после финского цикла были сняты два интернациональных фильма «Я нанял убийцу» и «Жизнь богемы», в которых ты погружаешься в английскую и французскую действительность, ориентируясь, например, на Александра Макендрика и Жака Бекера.

 

−  Не говоря уже о Генри Кассе, забытый шедевр которого «Последние каникулы» (1950) − один из лучших фильмов всех времен. Я показывал его съемочной группе до того, как приступить к съемкам «Я нанял убийцу»; никто не спрашивал копию этого фильма на складе  государственного киноархива вот уже двадцать лет, хотя это одна из самых великих работ исполнителя главной роли, актера Алека Гинесса.

 

−  Как тебе пришла в голову мысль снимать в Лондоне?

 

−  У себя на столе я нашел листок бумаги, забытый каким-то критиком, в котором фигурировала идея о человеке, за деньги нанимающего убийцу, чтобы таким образом покончить с собой. В течение нескольких лет я носил эту идею в себе, а затем, когда придумал английское название I Hired a Contract Killer, она начала воплощаться. А точнее, я обдумывал название I Hired a Contact Killer, но Эркки Астала любезно обратил мое внимание на то, что правильное название этой профессии «contract killer» (наемный убийца, англ.).

 

−  Я не очень хорошо понимаю, как в конечном итоге рождается драматургия твоих фильмов. В фильме «Я нанял убийцу» в самом начале была только тонкая путеводная нить, но потом, когда я в первый раз его посмотрел, то осознал, что каждому повороту сюжета ты дал оригинальное развитие. Ни разу драматургия не развивается по правилам, преподаваемым на уроках для сценаристов. Другими словами, синопсис был полностью видоизменен.

 

−  На уроках для сценаристов учат только пьянствовать. «Я нанял убийцу» − фильм, сценарий для которого мне было написать легче всего, в отличие от «Жизни богемы», которая была мучительным процессом. В моем понимании, написание сценария выглядит так: как только появляется замысел, я перестаю о нем думать в течение трех месяцев, я запрещаю себе над ним размышлять. Мое подсознание, напротив, все это время усердно трудится. В тот или иной момент я набрасываю план истории на листке бумаги и вновь о ней забываю. Наконец наступает последний срок, когда я натягиваю свою «внутреннюю рубашку» и печатаю текст. Само написание занимает не больше 20-30 часов, но до этого происходит долгое

"Французские гамбургеры Вика": Жан-Пьер Лео и Серж Реджиани, незабываемый Манда из "Золотой каски" Беккера.

Фото: Марья-Леена Хукканен.

подсознательное созревание. Не стоит недооценивать подсознание, хотя сознательная мысль тоже полезная штука.

 

Еще нужно отметить, что обычно я снимаю фильм очень быстро. В общем-то, я и не способен долго оставаться сосредоточенным, потому что, по сути, ни писательство, ни съемка меня не интересуют; на самом деле в работе режиссера мне нравится только монтаж и музыка.

 

−  В таком случае ты сделал странный выбор профессии.

 

−  Без сомнения. Но я так ленив, что без командной работы, которая бывает в кино, я ничего не достигну. А так, я обязан за полгода объявить всем, что съемки начинаются в девять часов такого-то числа, а сам я прибуду туда в десять... И как только я об этом сказал, путь к отступлению отрезан: надо писать сценарий и изыскивать средства. Я часто так поступаю, потому что в ином случае могу отложить проект на осень, когда есть больше времени, или даже на следующий год. Как каждый эксплуататор, сам я чрезвычайно ленив. Бальзак приказывал своим слугам привязывать себя к железной кровати, чтобы никуда не уйти, не написав прежде несколько страниц. Доверенные лица проверяли, что написанный текст надлежащего качества. И, конечно же, он непрестанно осыпал своих слуг бранью и угрозами, чтобы они его отвязали, при этом по возвращении безжалостно их наказывал, если они имели несчастье поддаться.

 

−  Как ты общаешься с Тимо Салминеном, когда снимаешь полнометражный фильм? Ты многое ему сообщаешь до начала съемок?

 

−  Если есть сценарий, достаточно, чтобы он его прочел. Чаще всего Тимо спрашивает, какого типа будет фильм, цветной или черно-белый, и я достаю из шляпы какой-нибудь пример: нечто среднее между «Жирным городом» и «Красным кругом» (Жан-Пьер Мельвиль, 1970 г.). Салминен довольно хорошо разбирается в кино, и, в общем-то, ему требуется знать не так уж много, чтобы понять мою цель. Кроме того, мы оба питаем особое пристрастие к декорациям. Я люблю этим заниматься до такой степени, что это даже мешает остальной моей работе, когда я словно одержимый бросаюсь расставлять все предметы под определенным нужным мне углом. Обычно я указываю художникам-декораторам цвета и составляющие декораций и позволяю им заняться обстановкой и аксессуарами самостоятельно. После этого мое любимое занятие – полностью все разобрать и выкинуть девяносто процентов хлама. Так как Тимо принимает в этом такое же деятельное участие, как я, мы порой забываем об установке кадра и самой съемке.

 

Когда у меня возникают замыслы, они с самого начала цветные или черно-белые и падают, как кирпичи на мокрый асфальт, и уже ничего нельзя изменить. В то же время в своей голове я как бы вижу весь фильм полностью; затем, когда я пишу сценарий и задумываю декорации, обычно я придерживаюсь того самого изначального видения. А потом я в полном соответствии, с маниакальной точностью снимаю фильм, и будь что будет.

 


к содержанию

дальше

 

Перевод с французского: Л. Тюрина, специально для сайта aki-kaurismaki.ru

 

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.