на главную   команда

поиск

 
 

Придворный оператор братьев Каурисмяки

 
Кристина Давидянц  |  Ekspress  |  07.03.2011

 

В последние годы при наборе съемочной группы эстонские кинорежиссеры все чаще обращаются через залив, как и в случае с оператором «Крысоловки» Тимо Салминеном. Кристина Давидянц поговорила с ним как о 3D, так и о глупых сценариях.

 

Рене Вилбре использовала музыку Джими Тенора в своей молодежной драме «Я здесь был», а Вейко Ыунпуу искушал Святого Тыну с помощью художника Маркку Пятиля, который помог создать мир фильмов Аки Каурисмяки. Говоря о Каурисмяки, нельзя не сказать и о Тимо Салминене, человеке, который запечатлел нынешнюю премьеру Андреса Пуустусмаа, криминальную историю «Крысоловка». Правда, точнее сказать, на счету у Салминена целых два Каурисмяки, как Аки, так и его старший брат Мика Каурисмяки.

 

Когда я встретилась с Тимо за столиком в кафе и представилась как журналист-кинорежиссер, тот сочувственно вздохнул: «Да-да, в Финляндии тоже так, маленькая страна, ты должен заниматься всем сразу». «Ну, не знаю, Финляндия все-таки довольно большая страна, – сказала я. – И фильмов там снимают довольно много». «Знаешь, а я о Финляндии особенно много и не знаю», - признался тогда Салминен: уже несколько десятилетий он жил в Португалии, потому что еще подростком решил изведать жизни в любом другом, помимо Финляндии, месте.

 

Вышедший из артистической семьи, где были режиссеры, актеры и операторы, Тимо начал свою профессиональную карьеру так же, как и многие его коллеги до него. Сперва – интерес к фотографии, затем посильная помощь оператору, просмотр бесчисленных фильмов и даже поступление в киношколу в Хельсинки. Школу он бросил на середине, потому что учеба длилась целиком пять лет. «Я провел там три года, но образование не было особо хорошим. У нас не было денег на съемки и оборудование. Я начал получать предложения о работе – снимать рекламные ролики, и ежедневная работа казалась мне куда лучшей школой», - говорит Салминен теперь.

 

Популярный оператор Тимо Салминен - очень разборчивый человек. Он презирает невежественные и детские сценарии, а также те, которые «пытаются имитировать какую-нибудь голливудскую чепуху». Фильм Пуустусмаа «Крысоловка» таким явно не был (Лиза Пиипаринен).

 

К тому времени, когда молодой оператор год напролет занимался рекламой, а душа уже давно жаждала чего-то более художественного, в игру вмешалась судьба. В один прекрасный летний день, когда он гулял по Хельсинки, навстречу ему попался Мика, над документальным фильмом которого «Сайма-явление» (Saimaa-ilmiö) он работал в качестве одного из нескольких операторов годом раньше. Мика сообщил, что готовится сделать свой первый большой фильм, и спросил Салминена, может ли тот посоветовать ему какого-нибудь хорошего оператора. «Двух знаю», - сказал тот, назвав сначала имя своего коллеги, а затем свое. Мика обещал подумать и пошел дальше, только для того, чтобы на следующий день снова столкнуться с Салминеном на улице. «Ну, ладно, давай тогда ты», - принял решение режиссер.

 

Фильму «Никчемные» (Arvottomat, 1982) сопутствовал большой успех, и после этого Салминен не прекращал своей работы над фильмами. Следующей работой и стала съемка дебютного фильма Аки (младшего брата Мики) «Преступление и наказание» (1983). «В 1980-е пробиться было гораздо легче», - отвечает Салминен на мой вопрос о том, как операторы в Финляндии находят работу. «Тогда было много работы, как в рекламе, так и в кино, но нынешние новички... Киношкола выпускает их в неимоверном количестве, не говоря уже о том, что сейчас и так много опытных операторов. В иные времена ты точно мог найти работу в кино, от ассистента до монтажера, а вот оператором – очень сложно».

 

Салминену нравится работать над фильмами Аки, хотя иногда это и сложно - по независящим от режиссера обстоятельствам. «Самым сложным был фильм «Жизнь богемы» (La vie de bohème, 1992). Мы снимали в Париже, и проблема была в том, что в начале съемочного периода у нас не было места, где снимать. Мы надеялись найти необходимые места во время съемок. Но Париж в том виде, который мы себе представляли, больше не существовал, и так мы постоянно искали и передвигали съемки и в конце концов отстали от графика на две недели. Снимали по 16 часов в день, после чего надо было идти осматривать место будущей съемки. Это было действительно изнурительно».

 

Здесь же надо сказать и о самых светлых воспоминаниях Салминена о фильме, начало которого было не менее импровизационным и где дух был свободен для действий. «Я и Мика сидели как-то после очередной работы в конторе, размышляли о том, как бы что-нибудь придумать. Камера есть, киноленты осталось после других работ много, мы можем ведь сделать что угодно. Будем работать бесплатно, если что-то заработаем – хорошо». С такими мыслями режиссер и оператор объединили актера Кари Вяннянена и рок-певца Мартти Сюрья и махнули на Сицилию, а результатом стал «Россо» (Rosso, 1985) – красивый и меланхоличный фильм о блуждании итальянского наемного убийцы в финском тумане.

 

Но это все о братьях Каурисмяки, а что насчет Пуустусмаа? «Я как раз был в Португалии, когда получил телефонный звонок, мол, здравствуйте, я Андрес Пуустусмаа из Эстонии. Сначала я подумал, что звонит студент, но выяснилось, что меня приглашают в Киев на съемки. Я и поехал». О фильме под названием «Kрасный жемчуг любви» Салминен много рассказывать не захотел, сказал лишь, что для него осталось непонятным, куда делись выделенные на съемки фильма деньги, потому что на съемочной площадке они на необходимые потребности распределены не были. «Вообще-то я уже снимал раньше на территории т.н. прежнего Восточного блока, заключительный эпизод фильма «Береги свою косынку, Татьяна», но Таллинн уже тогда было не сравнить с Киевом, теперь тем более». Нет худа без добра – хотя съемки фильма в стиле восточных соседей и норовили время от времени лишить оператора рассудка, тем не менее они стали и началом доброй дружбы. «Крысоловку» я снимаю прежде всего потому, что в этот раз мне позвонил мой друг Андрес Пуустусмаа из Эстонии», - смеется Салминен. «Было интересно снимать этот фильм. Поскольку действие основывается на реальных событиях, мне как оператору было, например, интересно реконструировать так называемое минувшее. По этой причине и изобразительный язык стал, в отличие от моего обычного, более документальным», - комментирует Салминен.

 

«Крысоловка» была записана на ставший в последние годы крайне популярным цифровой RED-формат. Так будущее за новыми форматами? «Нет, я не верю, что цифровые форматы возобладают в кино, скорее они просто станут одной его частью. Я считаю, что вотчиной кино останется кинолента, для развлекательной части - цифровые средства. Черно-белое же кино осталось, так же, как и некоторые аналоговые форматы и т.д. И теперь еще снимают на кинопленку». На вопрос о 3D Салминен скептически качает головой со словами, что для него это приемлемо исключительно в анимации, иначе это «не естественно, не поражает и попросту с души воротит».

 

Показательно, что, рассказывая о Салминене, к слову постоянно приходится Аки Каурисмяки – иной раз работа рядом с солнцем может и обжечь. Хотя на безработицу ему жаловаться не приходится, зачастую наблюдается тенденция к повторению. «Иногда это действительно проблема, потому что люди думают, что я могу делать лишь фильмы такого рода. Тебя ведь знают прежде всего по твоему визуальному стилю», - говорит сам оператор. В тоже время он и сам разборчив, рассказывая, что, например, живя в Португалии, он получил несколько предложений о работе от местных кинорежиссеров, но отверг их из-за невежественных сценариев. На мой вопрос, какой сценарий невежественный, получаю ответ – «глупый сценарий». И глупый сценарий либо является детским, либо пытается имитировать какую-нибудь голливудскую галиматью. Прежде всего Салминену должна нравится рукопись, затем он должен встретиться с режиссером, чтобы понять его личность, и если два первых компонента совпадают, только тогда он готов разговаривать с продюсером.

 

Да, а новый фильм Каурисмяки, премьера этого года «Le Havre»? Что от него можно ждать? «Это хороший фильм, интересная история о беглеце», - единственное, что я смогла узнать. Через несколько секунд Салминен говорит, что злободневности фильма способствует акция Николя Саркози по высылке цыган, и добавляет: «Я многого жду от этого фильма, но в душе боюсь, что публика изменилась. Последний фильм Аки вышел ведь пять лет назад».

 

07.03.2011

Ekspress

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.