на главную   интервью

поиск

 
 

Сказанное за годы

 
сайт библиотеки Ориматтила  |  27.05.2011

 

Здесь представлены высказывания, сделанные Аки Каурисмяки в различных ситуациях и цитаты из написанного им. Источник указан под цитатами.

 

«Не могу снимать среди современной архитектуры, потому что моей камере это не нравится».

Аки Каурисмяки на Каннском кинофестивале, 2011 год, газета «Этеля-Суомен Саномат», 20.05.2011.

«Вместо того чтобы строить новую адскую машину, мы могли бы выключать огни торговых центров по воскресеньям».

Каурисмяки о развитии атомной энергетики в Финляндии, эссе «В ледяной воде эгоистического расчета». Газета «Хельсингин Саномат», 09.05.2010.

«Кинорежиссёр Аки Каурисмяки, писательница Леена Крун и автор как научной фантастики, так и научных трудов Ристо Исомяки выступают в поддержку кампании «Финляндия без звероферм - 2025» организации по защите прав животных «Анималия». Каурисмяки заявляет о том, что считает меховую индустрию «последним гвоздём в гроб человечества». «Анималия» требует в своей кампании составления проекта запрета звероводства и назначения сроков реализации запрета».

Газета «Хельсингин Саномат», 28.01.2010.

«Это хорошее дело, звание присвоили именно тому, кому надо».

Каурисмяки о присвоении ему звания академика, для Финского информационного агентства STT. Газета «Этеля-Суомен Саномат», 24.05.2008.

«Главное воспоминание о годах неразвитости – постоянно обманываемая надежда, что какой-нибудь из двух каналов начнёт показывать серию «Еженедельный Дикий запад». Другими словами, будет показывать какой-нибудь произвольно выбранный вестерн каждую неделю, всегда в определённый день. На такую малость мы надеялись, но ещё меньше получали.

С другой стороны, киноклубы были созданы из-за нашей постоянной тоски по всё новым фильмам, наш интерес был безграничным, за место в первом ряду на показе классического фильма дрались до крови и шрамами, полученными в этих схватках, публично хвастались».
 

«С тех пор государство повысило уровень кинокультуры и дало возможность смотреть классические фильмы на большом экране; произошло примерно то, что происходит с ветеранами войны: признание и почести получают только после смерти.
 

Прекрасно понимая, что экран телевизора только лишь из-за своих жалких размеров никогда не сможет сравниться с большим экраном, я всё же с радостью согласился подготовить для канала «ЮЛЕ-Тема» осеннюю программу «киноклубных» фильмов. В особенности потому, что данный канал уже успел порадовать меня отличным выбором классических фильмов.
 

Идея телеканала как некого общественного киноклуба больше не является всего лишь химерой, потому что, во-первых, лучше хоть что-то, чем совсем ничего в том, что касается классических фильмов. И потому, с другой стороны, что «Теме» уже удалось с помощью какого-то неизвестного мне волшебства приобрести права на показ, например, фильма Ховарда Хоукса «Только у ангелов есть крылья». Фильма, посмотреть который снова в любом формате я мечтал около тридцати лет».

Программа «Карт-бланш Аки Каурисмяки – Самые прекрасные фильмы». Вступительное слово. Телеканал «ЮЛЕ-Тема», осень 2007.

Вскоре он (Каурисмяки) признаётся, что же является самым важным в том, что его честолюбие полностью исчезло.

«Оно пропало ещё в 80-х».
Каким было бы это честолюбие, если бы оно ещё сохранилось, спрашиваю я.

Скоротечным, отвечает Каурисмяки.

«Я считаю, что Финляндия не хуже, чем другие страны. Что финское кино доступно остальному миру», говорит он.

«И делаю его я. Но это сказывается на мне», говорит Каурисмяки со значением.

«Я практически мёртв, но хожу».
 

Старая мечта Каурисмяки – написать книгу.

«Видимо, это так и останется мечтой», говорит Каурисмяки тихо.

«Проблема в том, чтобы переплюнуть Кафку и Гоголя одновременно. Других писателей я в расчёт не беру. До этого мне расти и расти. Вряд ли получится».
 

В апреле Каурисмяки исполняется 50. «Это невероятное освобождение – быть пятидесятилетним», говорит он. «Можно уже больше не тосковать по молодости».

«Надо сосредоточиться на третьем этапе, то есть умирании». Затем следует вторая половина мысли.

 

«В сорок были довольно жестокие игры. Я думал, чёрт возьми, что не оправлюсь от них. Пятьдесят лет – это приятно, можно слушать Дейва Линдхольма и помалкивать».

Газета «Хельсингин Саномат», 24.05.2007 (интервьюер Вели-Пекка Лехтонен)

«Что вам больше всего нравится в создании фильма: написание сценария, режиссирование, игра актёров?».

«Больше всего мне нравится подбирать музыку. С её помощью всё можно обратить в противоположность: комедию – в трагедию, и наоборот. У меня как-то был выбор из 40 песен на одну сцену, и ни одна из них не работала. А потом какая-то подошла идеально, по причине, которую я не могу объяснить».

Газета «Цайт», 2006, №51 (интервьюеры – Каролин Штрёбеле и Беттина Хензель)

«В Финляндии есть одна прекрасная традиция – писать книги воспоминаний о покойниках».

На презентации книги Петера фон Багха об Аки Каурисмяки. (Газета «Хельсингин Саномат», 16.05.2006).

«Как писатель я так ленив, что в ящике моего стола нет ничего, и никогда не было, даже вощёной бумаги. Я пишу исключительно то, что необходимо, и даже это не всегда. Часто уже прямо на месте. Что касается прозы, я когда-то написал рассказ «Таракан» на несколько страниц, который, конечно, символически, довольно автобиографичен. В шизофреническом смысле».

Петер фон Багх: «Аки Каурисмяки» (2006)

ПФБ: В этом фильме [«Человек без прошлого»] человеческое достоинство вновь оказывается одной из самых главных вещей. Люди, которые живут скромно или бедно, вызывают уважение даже в том случае, если не являются образцами добродетели.

АК: Многочисленные рабочие места моей молодости объединяло то, что они по большей части были на дне социальной иерархии. Я довольно рано научился смотреть на общество с лягушачьей перспективы. Когда человек номинально, социально, потерял всё – остаётся гордость. Предрассудки – это привилегия высшего класса. В книгах воспоминаний о концлагерях «Передышка» Примо Леви и «Писать или жить» Хорхе Семпруна мы можем прочитать, что даже тогда, когда физическое достоинство человека уничтожено фашистской машиной, можно сохранить самоуважение.

Петер фон Багх: «Аки Каурисмяки» (2006)

«Кто-то из публики: Какие фильмы вы взяли бы с собой на необитаемый остров?

АК: Взял бы два, «Золотой век» и «Восход солнца». Конечно, я бы взял и «Нанук», особенно если бы этот необитаемый остров был на севере, тогда я поучился бы немного искусству выживания».

Журнал «Фильмихуллу», 2005, № 4. (журналист Лаури Тимонен)

«М: Сколько я должен?

Мужчина: Если увидишь меня в канаве лицом вниз, переверни на спину.

М: Сделаю.»

«Человек без прошлого» (2003). (Отрывок диалога из изданного отдельной книгой сценария фильма)

«Талантливый сценарист добавляет ещё две или три драматургически ненужные сцены, которые продюсер или режиссер могут в случае нарушения графика съемки (а он нарушается всегда) эффектно вычеркнуть, продемонстрировав заодно не только способность соблюсти драматическую целостность произведения, но и свое положение в иерархии съемочной группы».

«Человек без прошлого» (2003). (Отрывок из предисловия к изданному отдельной книгой сценарию фильма)

Аки Каурисмяки бойкотировал церемонию вручения Оскара: «Это был подобный малой песчинке акт морального выбора в этом безумном мире».

Газета «Хельсингин Саномат», 20.03.2003 (Хелена Юлянен)

«Прежде всего, хочу поблагодарить себя, а затем жюри».

На вручении Гран-при Каннского кинофестиваля в 2002 году за фильм «Человек без прошлого».

«Примерно год назад я прочитал в этой газете на странице мнений высказывание, согласно которому медведь не является частью финской природы. По этой логике всех ежей надо разом забить, потому что когда они умирают под колёсами автомобилей, прокалывают новые зимние шины. С другой стороны, я одобряю охоту, если она проходит с уважением к природе и к добыче. Если кто-то погонится за лисой, на лыжах или без, убьёт её, съест и сделает из её шкуры рукавицы – почему нет. По крайней мере, до тех пор она была свободна. Я не верю, что замороженные отбивные падают с неба».

Газета «Хельсингин Саномат», 01.02.2001. (Отрывок из статьи «Почётное докторство и ход церемонии»)

«Пуукко: Каков был первый увиденный вами фильм?

Каурисмяки: В кино это был «Тарзан». Когда мне было три года, телевидение в Финляндии начало широко распространяться. Так что до этого я смотрел какие-то фильмы по телевизору. Однако в кинотеатре Ориматтилы я увидел свой первый фильм о Тарзане.

Помню из этой картины, по правде, лишь то, как похожие на арабов парни гнались за Тарзаном. Возможно, ситуация была обратная и это Тарзан бежал за ними, но ребёнок же не понимает в монтаже фильмов абсолютно ничего.

Пуукко: В какой момент вы почувствовали, что то, что вы могли бы сказать, может быть хорошо выражено средствами кино?

Каурисмяки: В молодости я оказался в числе зрителей фильмов типа «Хороший, плохой, злой». С другой стороны, такой выбор предлагался в кинотеатре города Тойяла в то время. Выбора-то и не было. Только в Коувольском киноклубе «Эдвин» я понял, что кино – это нечто большее, чем просто экшн. Естественно, это произошло во время одного из показов. На нём демонстрировались без перерыва фильмы «Нанук с севера» Роберта Флаэрти и «Золотой век» Бунюэля.

Пуукко: Как вы относитесь к столь модным нынче в Дании и Швеции фильмам движения «Догма», к тому, что фильмы снимают на ручную камеру и без искусственного освещения?

Каурисмяки: Я не считаю таким уж важным то, что товарищи заново открыли домашнее видео… Направление «синема верите» ведь уже было. По поводу «Догмы» возникло много шума из ничего, но пусть, если уж так хочется.

Пуукко: Что вы думаете о принятой в сегодняшнем Голливуде манере снимать кино?

Каурисмяки: Оно деградировало примерно до уровня четырёхгодовалого, как технически, так и содержательно, и я не понимаю, как взрослые люди решаются показывать другим такую чушь. Конечно, пипл хавает, но как создатели осмеливаются? Нынешнее голливудское кино не имеет ничего общего с настоящим кино. Я считаю, что Голливуд умер где-то в районе 1962 года».

Литературный журнал «Парнассо», 2000, № 4. (Интервью Мартти Пуукко)

«Не бывает незначительных тем, бывают лишь бездарные авторы; бесконечно, как пустые цементные мешки, мы падаем от стенки на газон».


«Самое большое наше преступление (которое одновременно отняло бы смысл у нашего существования, если бы таковой был) – условное наклонение, наша склонность говорить о том, какие замечательные фильмы мы бы сняли, как чисто изобразили бы жизнь, если бы нам только дали возможность.

 

Возможности не даются, их берут; одолжите камеру, украдите плёнку, говорил Фассбиндер (или наоборот) и был прав. Если нет страсти, бесполезно её имитировать, но бесполезно также и думать, что посредственность – это добродетель, что понимаешь хоть что-то лишь потому, что остальные находятся в состоянии кататонии».

Журнал «Фильмихуллу», 1997, № 2. (Отрывки из статьи «Пустые неосторожные высказывания, часть 1»)

Сколько безработных вы знаете лично?

«Примерно 150».

Вас интересует дизайн интерьеров?

«Меня интересует мебель 40-х годов и старше».

Вы коллекционер?

«Собираю почтовые марки, «Кадиллаки» и «Волги». «Кадиллаков» у меня четыре, а «Волг» – пять. Их общей стоимости хватило бы на новый «Нисcан» ».

«Не хочу, чтобы меня узнавали в молочной лавке. Или чтобы со мной начали разговаривать как со знаменитостью. Я люблю финнов. Люблю ходить в молочную лавку, люблю покупать колбасу».

Студенческий журнал «Авииси», 1996, № 2. (Интервью Минне Йоэнниеми)

«Смысл жизни в том, чтобы выработать личные моральные принципы уважения природы и человека, а затем следовать им.»

Ежемесячное приложение к газете «Хельсингин Саномат», январь 1994 года. (Ответ на вопрос класса 3-А школы Ээстинкаллио из Эспоо: «В чём смысл жизни?»)

«Как же я люблю эту страну, её природу, её тысячи озёр и мрачную зиму! Какая разница, что здесь невозможно быть в покое. Что если пытаешься пройтись по улице, люди смотрят на тебя с любопытством, как индюки, просто потому, что твой рукав болтается чуть свободнее, чем положено, или если хочешь спать, кто-нибудь обязательно выглядывает из-за кровати и спрашивает, всё ли у тебя хорошо. Кому какая разница, что здесь даже умереть спокойно нельзя.
 

Что всё это означает, помимо того, что оно нас объединяет? То, что в нас, подобно курицам, есть непобедимое желание научиться летать. Что у нас общий язык и культура, одним словом, общая душа, ради которой мы, в случае необходимости, готовы даже умереть!
 

В нас есть некая изначальная чистота, невинность до грехопадения».

Журнал «Фильмихуллу», 1982, № 6. (Отрывок из статьи «Смерть сценариста»)

«Большинство современных фильмов всегда изгибает хребет под каким-нибудь странным углом, пытаясь из этого положения привлечь внимание публики, вместо того, чтобы строить ей потешные рожи с церковной колокольни или время от времени давать оплеуху в назидание. Не говоря уже о том, чтобы драть общество за уши».

Журнал «Фильмихуллу», 1980, № 8. (Отрывок из статьи «Бодлер, лихорадочный бред»)

«Ну, вот он и снят, первый финский Фильм с большой буквы. В отношении ленты Тапио Суоминена «Вот и мы, жизнь!» работает общее и само по себе ошибочное высказывание кинорежиссёра Вейкко Аалтонена, гласящее, что в каждой конкретной секунде содержится правда, и притом вся правда.

 

На этом и следовало бы закончить рецензию, я не считаю себя вправе умалять достоинство этого великого фильма, написав о нём глупую и поверхностную рецензию. В заключение имело бы  смысл предупредить тех читателей, кто не пойдёт смотреть этот замечательный фильм, чтобы они не заходили в тёмные переулки (по крайней мере, надев шинель).

Однако трагедия заключается в том, что параноидальный главный редактор этого издания запретил бы печатать такой короткий текст, и не выплатил бы за него гонорар. На телевидении ведь тоже покупают фильмы с поминутной оплатой. Внимательный читатель наверняка заметит, что я пытаюсь с помощью этого объяснения исподтишка удлинить текст, одновременно избегая неумных комментариев по поводу самого фильма, который можно сравнить разве что с творениями Андре Базена, Джеймса Эйджи или Жан-Люка Годара, двое из которых мертвы, а третий довольно сильно устал».

Студенческий журнал «Авииси», 1980, № 5. (Отрывок из статьи «Первый фильм», рецензии на ленту Тапио Суоминена «Вот и мы, жизнь!»)

«Великие режиссёры способны при экранизации романов отойти от текста и создать самостоятельное произведение искусства, оставаясь, всё же, на более глубоком уровне абсолютно верными оригиналу. Вместо того, чтобы рабски иллюстрировать текст, они вытаскивают наружу те смыслы, которые были скрыты в романе, или игнорируют поверхностное, и так далее. Эти режиссёры не стесняются также заменять сцены из текста другими, более кинематографичными. В качестве хороших примеров таких режиссёров и фильмов можно назвать хотя бы «Дилижанс» Форда (Мопассан), «Иметь и не иметь» Хоукса (Хемингуэй), «Долгое прощание» Олтмана (Чандлер). Но для того, чтобы превратить роман в фильм, режиссёрам нужен хороший сценарист».

Студенческий журнал «Авииси», 1980, № 4. (Отрывок из статьи «Пропавший Ремарк»)

«В отечественном кино шестидесятых период «новой волны» был коротким и невнятным, но несколько фильмов (например, «Дневник рабочего» Ярвы и «Зеленая вдова» Паккасвирты) доказали, что при благоприятных условиях возможности нашего кино безграничны, пределом только небо. Но затем небо рухнуло. И причиной тому частично были сами режиссёры смены десятилетий, они, видите ли, забыли, что главная задача кино – рассказать историю. Вместо этого они в некий момент скатились к иллюстрированию тезисов, совершенно шиворот-навыворот. За шиворот их потом и выкинули».

«В 1974 году было два полнометражных фильма, если так можно выразиться: «Волосы» Хуунонена и «Виу-хах-хах-тая» Спеде Пасанена. Из этого года всё».

«Когда я недавно здесь, в журнале «Авииси», закончил своё глупое рассуждение о фильме Хуунонена «Убежище» словами «”Убежище” помогает осознать гениальность Спеде», я имел в виду прежде всего то, что в любом случае Спеде забавен по преимуществу, или, по крайней мере, снял самые забавные фильмы последних двух десятилетий. По своей безвкусице Спеде также однозначно превосходит тот уровень, на котором бьются в агонии многие «создатели комедий» 70-х».

Студенческий журнал «Авииси», 1980, № 2. (Отрывки из статьи «От реалистического кино к фарсу»)

«Этот фильм надо было бы запретить. «Охотник на оленей» не должен был быть снят, и всё же «Огни города» были шизофреническим подарком страждущему человечеству. Я не понимаю, как Майкл Чимино мог поэтически подтереться этим благороднейшим из всех искусств».

«Необходимо признать, что с точки зрения киномастерства «Охотник на оленей» – полный ноль. То же и по содержанию. А поскольку это абсолютно непростительно, весь фильм – преступление».

Студенческий журнал «Авииси», 1979, № 19. (Отрывки из статьи «Охотник на оленей»)

«В романе «Темная комната» обнажаются страх, слабость и фальшь в наших отношениях к самим себе и другим людям. Когда больно общество, недуг распространяется и на человеческие отношения».

Студенческий журнал «Авииси», 1978, № 18. (Отрывок из рецензии на книгу Йохана Баргума «Темная комната»)

«В фильме «Кружевница» речь идёт о тех людях, которым не нужно ничего, разве что немного любви, чтобы быть счастливыми. О тех незаметных и тихих людях, которые не созданы для конкуренции и «вещных» человеческих отношений. Пойдите, добрые люди, посмотрите этот фильм».

Студенческий журнал «Авииси», 1978, № 8. (Отрывок из рецензии «Радостные и печальные женщины» на фильмы «Энни Холл» Вуди Аллена и «Кружевница» Клода Горетты)

 

27.05.2011

Orimattila.fi

Перевод с финского: Д. Кузнецов, специально для сайта aki-kaurismaki.ru

 

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.