на главную   интервью

поиск

 
 

Аки Каурисмяки: «Мои картины понятны даже китайской бабушке»

 
Суви Весалайнен  |  YLE  |  15.05.2016

   

Аки Каурисмяки. Фото: Суви Весалайнен / Yle

 

Награжденный в четверг на Каннском кинофестивале за свои жизненные достижения, режиссер и академик Аки Каурисмяки должен был провести эти выходные во Франции, а не в Карккиле. В интервью корреспонденту YLE.fi  Каурисмяки рассказал о работе над сценарием своего нового фильма, съемки которого будут проходить в Финляндии. Эта работа продолжит развитие темы об иммигрантах, затронутой в предыдущем фильме режиссера - «Гавр».

 

В четверг в Каннах прошло открытие крупнейшего ежегодного фестиваля современных европейских киноработ. Финский режиссер Аки Каурисмяки удостоился в этом году почетной премии «Золотая карета» за жизненные достижения.

 

Однако застать Каурисмяки нам удалось именно в Карккиле. Сейчас он, кажется, явно наслаждается общением со своими соседями. Например, он выступил в качестве приглашенного гостя в маленьком городском киноклубе «Кино Иглу», осветив несколько фильмов, увидевших свет этой весной. Его выступление состоялось в субботу в небольшом городском зале всего на восемьдесят персон.

 

Аки Каурисмяки. Фото: Отто Риссанен

 

Помимо этого зрители увидели легендарный фильм Каурисмяки 1994 года «Береги свою косынку, Татьяна», большая часть действия которого происходит как раз в Карккиле. Каурисмяки ответил на полторы сотни вопросов от аудитории, поделился своими воспоминаниями-зарисовками о создании фильма 20-летней давности.

 

Разумеется, мне захотелось поговорить с Каурисмяки о том, что послужило причиной его отказа посетить Канны в этом году. Слухи ходят разные. Кто-то говорит о запрете выезда из страны для режиссера, кто-то приводит в качестве аргумента фразу, якобы сказанную Аки: «Это такая награда, что всем нам придется умереть прежде, чем ее заполучить». Сам Каурисмяки говорит, что и вовсе должен быть сейчас не во Франции и не в Карккиле.

 

– На самом деле я должен быть сейчас в Гренландии. Я уже много лет планировал свой туристический поход, но, к сожалению, утром в среду мне пришлось оставить все свои мечты о нем. Организатор нашего тура, мой канадский друг, во вторник попал в страшную аварию на мотоцикле и получил серьезные травмы. Естественно, я не мог оставить его и улететь в Канны. Увы, но дирекция фестиваля не захотела слушать моих просьб о том, чтобы кто-нибудь приехал вместо меня.

 

В свою очередь, с февраля по март Каурисмяки постоянно давал о себе знать директору Федеральной премии.

 

– Ведь это здорово, когда награда исходит от коллег.  Я уже не в том возрасте, чтобы как-то болезненно реагировать на какие-то выпады в свой адрес. 

 

Думали ли Вы, будучи некогда юным поклонником работ Годара и Трюффо, что когда-нибудь придете к столь высокой награде?

 

– А я к ней не шел, - смеется Каурисмяки. – Для этого потребовалось всего 35 лет неправильной работы.

 

На вопрос о том, как ему удалось снискать такую большую популярность у французской публики, Каурисмяки отвечает:

 

– Наверное, я никогда не брал их [французов] во внимание. Как и кого-либо еще. Я просто делал то, что думал, даже многие финны этого не понимают, не то, что остальные. Это всего лишь мой взгляд на то, что происходит в различных сообществах, как национальных, так и международных. Если вы пытаетесь сделать интернациональный фильм, то бесполезно представлять, какую реакцию он встретит у зрителей той или иной страны.

 

Деревенская улица Карккилы. Фото: Суви Весалайнен / Yle

 

По сути, Каурисмяки является режиссером-самоучкой. Он начал свою карьеру вместе со своим старшим братом, режиссером Микой Каурисмяки, в начале 1980-х годов. Авторству Каурисмяки принадлежит как минимум два десятка длинных странных фильмов в жанре «реализма», а также короткометражек  и музыкальной документалистики. Он является одним из самых известных финских режиссеров во всем мире. Наибольшую популярность режиссерские работы Каурисмяки снискали в Германии и Франции.

 

– Я делаю простые вещи: они настолько универсальны, что должны быть понятны без перевода даже какой-нибудь бабушке в китайской деревне. Это моя тактика – «говорящие» образы. Не можешь добиться мира? Попробуй тогда создать международный фильм. А еще это лучший способ позволить всем увидеть моими глазами тот мир, в котором мы живем.

 

Конечно, по сравнению с киноиндустрией США, производящей минимум 30 фильмов в год, скромный вклад Каурисмяки в развитие современного киноискусства – это лишь крошечная бусинка.

 

Нынешнее положение финского кинематографа видится режиссеру далеко не в лучшем свете (проблемы и там, и тут), но:

 

– Я должен сказать прямо. Да, США штампуют свои фильмы по нескольким десяткам в год, с ними сложно тягаться. Интересно, не из-за того ли, что они задумываются лишь над использованием компьютерных технологий, а не над сюжетом картин?

 

Снимая «Гавр», Каурисмяки еще пять лет назад обратился к наиболее актуальной ныне для Европы теме - беженцам. Отправной точкой стали новостные сюжеты о французском лагере для беженцев в Кале. Следующий фильм должен будет продолжить тему беженцев, но действие его полностью перенесено в Хельсинки. Каурисмяки обещает, что будущая работа будет иметь много общего с «классическим» периодом его творчества.

 

– Я люблю все смешивать, экспериментировать. Это, наверное, будет похоже на суп, в котором варятся вместе «Татьяна» и «Союз Каламари», разве что, стиль стал немного серьезнее, и сейчас я не знаю, как это будет в итоге выглядеть. Это всегда страшно, это создание целого мира: представьте, какого мне выдумывать мир, который сможет заслужить доверие зрителя. Все не так просто, как вам кажется.

 

Каурисмяки уже давно окончательно доработал сценарий,  но к съемкам режиссер намеревается приступить лишь в начале августа. Тема беженцев неизбежна, когда живешь в такое время.

 

– Когда я наблюдал за нервной реакцией и экстремистскими выпадами финских властей в сторону мигрантов, то подумал: какой же я финский кинорежиссер, если не решусь прокомментировать весь этот абсурд?

 

В 1980-х годах большая часть творчества молодого режиссера Каурисмяки неизбежно попадала под влияние ностальгии, становясь этаким воплощение постмодернистского «пастиша». Каурисмяки склонен постоянно сравнивать прошлое с современностью, отмечая, что нынешняя ситуация в Финляндии видится ему в крайне негативном свете, даже при условии, что рассматривает ее режиссер, по большему счету, из-за рубежа.

 

– Мы не должны так просто закрывать глаза на сокращение расходов на образование и деструктивный характер действий государства; для Финляндии нет ничего хуже безработицы, которую у нас как будто бы намеренно создают в последнее время.

 

Течение реки. Карккила. Фото: Суви Весалайнен / Yle

 

15.05.2016

YLE.fi

Перевод с финского: Анастасия Ференци, специально для сайта aki-kaurismaki.ru

 

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.