на главную   интервью

поиск

 
 

Аки Каурисмяки рассказывает, почему настало время закончить карьеру режиссера: «Когда-то надо и пожить»

 
Сампо Вааракаллио  |  YLE  |  16.02.2017

   

Фото: Uwe Tautenhahn

 

Наш журналист встретился с Аки Каурисмяки в самом сердце Берлина. Кинофестиваль длится уже неделю, и в субботу будет решено, получит ли всемирно известный финский режиссер «Золотого медведя».

Звуки сирен машин службы охраны то и дело прерывали интервью. Уставший режиссер продолжал терпеливо - и с юмором - отвечать на вопросы.

 

Ближе к концу интервью взрывается бомба: Каурисмяки объявляет, что завершает режиссерскую карьеру. «Настало время пожить», в апреле ему исполнится 60 лет, говорит режиссер.

 

Также в интервью Каурисмяки рассказывает о чем он жалеет, оглядываясь на свою карьеру, зовет женщин на баррикады и объясняет, где же в Финляндии кроется коррупция.

 

Фото: Uwe Tautenhahn

 

Тема беженцев сейчас злободневна, но есть ли другие причины, определившие тему фильма «По ту сторону надежды»?

 

– Ребенком мне приходилось много переезжать с семьей, мне знакомо это чувство и волнует то, как относятся к эвакуированным людям. Год назад правительство Финляндии выдворило из страны 40% иракских беженцев, а сейчас эта цифра дошла до 80%. Сирийцев пока никто не смеет депортировать, т.к. у них на родине творятся ужасные вещи.

 

– Если женщины завтра не выйдут на баррикады, то на следующей неделе будет слишком поздно. Я говорю о женщинах, потому что мужчины никогда не сделают этого. Мужчины могут только пойти в бар и нахваливать сами себя.

 

– Отношение к беженцам – это огромный позор для европейцев и всего человечества в целом.  Посыл моего фильма прост: будь человеком.

 

Фото: Uwe Tautenhahn

 

Вы живете отчасти за границей. Как выглядит Финляндия на расстоянии?

 

– Финляндия выглядит так же, как и остальные страны Европы. Финляндия такая же, как Швеция, Норвегия, Дания или Нидерланды, где-то даже лучше. С точки зрения духовности Финляндии нечего стыдиться, за исключением, разве что, нынешней проворовавшейся администрации.

 

Какие мысли к вам приходят в год 100-летия независимости Финляндии?

 

– Мне смешно, когда говорят, что в Финляндии нет коррупции. Для коррупции Финляндия - земля обетованная. Коррупция не в том, что ты можешь сунуть десятку дорожному полицейскому и поехать дальше. А в явлении «своих людей», вот где коррупция.

 

Фото: Uwe Tautenhahn

 

Первой частью вашей кинотрилогии о портовых городах стал фильм «Гавр», выпущенный в 2011 году. Сейчас завершена вторая часть, «По ту сторону надежды»,  и речь идет уже о трилогии о беженцах. О чем будет третья часть?

 

– Я всегда был таким парнем, который никогда не делает так, как нужно. Это будет проект, состоящий из двух частей, потому что сейчас я говорю всем «адьос». Я сделал пару десятков плохих фильмов, и этот может стать самым худшим из них. Это был такой рекламный ход (усмехается).

 

Вы имеете в виду, что «По ту сторону надежды» - это ваш последний фильм?

 

– Это я и имею в виду. Но как я уже говорил, никогда не говори «никогда». Да, похоже, что последний. Я устал. Наступает момент, когда надо пожить, и ты решаешься на это либо сейчас, либо уже никогда.

 

Вы в киноиндустрии более 30 лет. Что приходит на ум, когда вы оглядываетесь на прошлое и думаете о своей карьере?

 

– По крайней мере, в ледяную борозду я ничего не сеял (усмехается) – говорю вам как фермер. Я старался. Жизнь проходит.

 

Фото: Odd Andersen / Lehtikuva

 

Жалеете ли вы о чем-нибудь?

 

– Наверное, жалею (усмехается), что не успел побольше заработать. А если серьезно, я жалею, что в нужное время на улицах Хельсинки я не столкнулся с Раули Баддинг Сомерйоки. Возможно, я смог бы его спасти. Меня вот никто не спасет.

 

– Я не знаю такого преступления, которого бы я не совершил, но один грех я не совершал никогда – я никогда не льстил. Я старался быть честным человеком. Это, конечно, подходит не всем, но это то, что мне нужно.

 

Если, тем не менее, вам когда-нибудь придет в голову вернуться в кино, какую тему вы бы выбрали для фильма?

 

– Это точно была бы камерная драма, где был бы кожаный диван. Там были бы мои постаревшие актеры, которые все еще были бы живы, они сидели бы на диване, и я бы говорил, что камеру надо поставить немного повыше. И после этого старики начали бы играть.

 

16.02.2017

YLE.fi

Перевод с финского: Надежда Васильева, специально для сайта aki-kaurismaki.ru

 

 


avk (c) 08-17

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.