на главную   фильмы

«Для собак нет ада»

Андрей Плахов  |  из книги "Аки Каурисмяки. Последний романтик"

Вместе с «Человеком без прошлого» Каурисмяки представил в Канне 2002 года десятиминутную короткометражку «Для собак нет ада». Это был его вклад в коллективный проект «На десять минут старше: труба», для которого аналогичные десятиминутные киноновеллы сняли Вернер Херцог, Джим Джармуш, Вим Вендерс, Виктор Эриче, Спайк Ли и Чен Кайге. Общий концепт: проходящая через нас односторонняя труба времени; пока идет десяти минутный фильм, снятый в реальном временном режиме, мы становимся на десять минут старше.

В фильме Каурисмяки играет знакомая пара Маркку Пелтола и Кати Оутинен, и не только это позволяет считать короткометражку прекрасным аппендиксом к «Человеку без прошлого». Вынужденная краткость формы позволяет еще сильнее сконцентировать минималистский метод режиссера и выразить его идеи еще более емко и лаконично.

И здесь герой — человек без прошлого, хотя, как мы убедимся, не совсем. Но именно так поначалу кажется: он выходит из психушки и пытается начать жизнь с чистого листа — отправиться на нефтяные прииски в Сибирь. Но финн не был бы финном, а тем более героем Каурисмяки, если бы пошло спешил и суетился. Нет, за оставшееся до отхода поезда время он должен успеть решить свои любовные и финансовые проблемы, а спешка уместна только при ловле блох.

Герой неспешно заходит в бар, где Marko Haavisto и Poutahaukat (группа Армии спасения из «Человека без прошлого») исполняет блюз, бросает взгляд на женщину в красном (напомним, это код сексуального призыва), а потом вызывает официантку—Оутинен и предлагает бросить все к чертям и уехать с ним. Та переодевается в красный плащ (красное появлялось на Кати и в финале «Человека без прошлого», но не столь яркое, в малой форме символика более откровенна).

Кадр из фильма "Для собак нет ада". Кирси Тюккюляйнен, Маркку Пелтола и Кати Оутинен.

Они покупают билеты у кассирши в красном (!), в которой мы без труда опознаем Кирси Тюккюляйнен; успевают зайти в магазин и обзавестись обручальными кольцами. Садятся в поезд, естественно, молчат. Он напряженно смотрит в окно, она спрашивает: что ты там рассматриваешь? Он отвечает: смотрю, там ли она еще — родина. Мы вспоминаем, как в фильме «Я нанял убийцу» героиня Марги Кларк произнесла сакраментальную фразу: «У рабочего класса нет родины».

Прошлое, корни, чувства и сантименты на сей раз не отпускают героя, и все равно он готов бежать на край света, даже в ад, каким многим финнам представляется Россия. Но для изгоев-собак нет ни родины, ни ада, а что такое финский рай — мы уже благодаря Каурисмяки хорошо поняли.