на главную   интервью

Как на духу. Анкета для Аки Каурисмяки

Жереми Кустон  |  Télérama  |  09.02.2011
«Что отличает Ваши фильмы?», «Сцена, которая Вам не удалась?» - на эти вопросы из нашей кинолюбительской анкеты  приходится отвечать  тем кинодеятелям, чье мнение важно для нас. В кресле режиссера сегодня - Аки Каурисмяки, который был приглашен на кинофестиваль «Так вот как живут люди?», проходящий в Сен-Дени со 2 по 8 февраля.

Аки Олави Каурисмяки родился 4 апреля 1957 года в Ориматилле, в Финляндии. Как и его брат Мика, он один из тех редких финских режиссеров,  известных далеко за пределами своей страны. Герои  его фильмов - люди, довольствующиеся малым, движимые энергией отчаяния. Международное признание Аки Каурисмяки получил после комичного  музыкального фильма «Ленинградские ковбои едут в Америку» (1989) и совсем мрачного «Девушка со спичечной фабрики» (1990). В 2002 году его «Человек без прошлого» взял Гран-При и приз за лучшую женскую роль на Каннском кинофестивале. Его последний фильм «Гавр» с Жан-Пьером Лео, Кати Оутинен и Жан-Пьером Даруссеном в главных ролях должен выйти на экраны весной.

- Делает ли кино Вас счастливым?

- Как зрителя - да. Но не всегда.

- Что характерно именно для Ваших фильмов?

- Скучные, плохо снятые, масса ошибок, практически отсутствует сценарий, и странные актеры.

- Первый фильм, который Вы посмотрели, и где это произошло?

- «Тарзан», в небольшой деревушке, где я родился, на юге Финляндии. Мне было тогда, вроде бы, 3 года. Родители притащили туда меня, брата и сестру, так как не могли оставить нас дома одних.

- Откуда появилось желание снимать фильмы?

- Я никогда не хотел стать режиссером. Хотел быть писателем. Я случайно написал сценарий и неожиданно для себя стал режиссером.

- Какой фильм вы выделяете чуть больше других?

- Из европейских - «Аталанту» (Жан Виго, 1934). Из американских - «Только у ангелов есть крылья» (Говард Хоукс, 1939)

- Книга, которую Вы мечтали экранизировать?

- Я исполнил свою мечту, сняв «Жизнь богемы» (по книге Анри Мюрже «Сцены из жизни богемы»). Я открыл для себя этот роман в 19 лет, и, хотя тогда я был почтальоном, я пообещал себе снять по нему фильм. В то время никто в меня не верил, так как почтальоны не снимают фильмы. Мне понадобилось 15 лет на это, но я осуществил свою мечту.

- Если Вы снимете ремейк, то какой?

- По правде говоря, ремейки меня не интересуют, если только речь не идет о великолепной истории, полностью забытой. Например, мог бы получиться хороший ремейк по фильму «Токийская повесть» Ясудзиро Одзу. Но точно не на голивудский манер.

- Что  волнует Вас во время показа Ваших фильмов на фестивалях?

- Сам в прошлом организатор фестивалей, я всегда обращаю внимание на техническую сторону организации показа. (С 1986 года Аки вместе с братом Микой проводит Midnight Sun Film Festival).

- Пересматриваете ли Вы свои фильмы? и почему?

- Я пишу,  продюсирую, сам снимаю, монтирую свои фильмы, я знаю их наизусть. Поэтому, как только выпускается первая копия, я стараюсь её не видеть, так как замечаю только недостатки.

- Сцена, которая Вам не удалась?

- Около 40% сцен, которые я снял, попадают в эту категорию.

- Незабываемая сцена?

- В фильме Марселя Карне «Набережная туманов» сцена смерти Жана Габена.

- Есть ли фильм, режиссером которого Вы хотели бы быть?

- «Соль земли» (Герберт Биберман, 1954)

- Ваши фильмы имеют национальность?

- Должен признать, что они финские. Я против того, чтобы фильмы снимались  о ком угодно. Кинорежиссеры, возможно, должны  ограничиться тем, чтобы создавать документальные материалы о странах и культурах, которые им знакомы, с хорошей или плохой стороны.

- Крупный план, который Вас потряс?

- Заключительный план в «Огнях большого города», где Чаплин с цветком, просто непревзойденный. Но я предпочитаю предыдущий, с молодой девушкой.

- Тревеллинг [1], который Вас вывел из себя?

- «Токийская повесть» состоит только из фиксированных планов, за исключением одного тревеллинга длиной в три секунды, когда пара, на каникулах в Токио, устраивает пикник на лужайке в парке. Этот тревеллинг совершенно ничем не оправдан, если только не хотели угодить проплатившему это продюсеру…

- Фильм, заставляющий Вас танцевать?

- Сцена бала в «Золотой каске» Жака Беккера.

- Актер, о котором Вы сожалеете, что не сняли?

- Роберт Райан. Но у меня нет сожалений, так как он уже умер к тому моменту, когда я начал заниматься кино, если я вообще когда-то это начал.  

- Город в фильме?

- Льеж в фильмах братьев Дарденн. «Дитя», в частности.

- На мнение какого критика (каких критиков) вы полагаетесь?

- Только Андре Базена.

- К какому своему фильму Вы испытываете слабость?

- «Береги свою косынку, Татьяна», за её невинность.

- В какой период Вашей жизни Вы планируете прекратить снимать фильмы?

- В следующий понедельник я собираюсь посмотреть первую копию своего последнего фильма («Гавр») и, наконец, буду свободен. Думаю, пришло время остановиться. Я слишком стар, чтобы переходить на цифровое кино.

- Песня в фильме, которая Вам особенно полюбилась?

- В первых четырех минутах фильма Орсона Уэллса «Печать зла».

- Чем наполнены Ваши фильмы?

- Достоинством. И самолюбием.

- Совершенный мастер кино?

- Жак Тати.

- В 2040 году кино...

- Умрет, как и человечество. Так как оба эти понятия взаимосвязаны. Цифровая аппаратура убила кино.  Кино больше не интересна работа со светом.

- Почему вы снимаете фильмы?

- Я так и не сумел выучиться достойной профессии.

- Стакан наполовину пуст или наполовину полон?

- Лично для меня стакан всегда пуст.


[1] Тревеллинг -  прием киносъемки, при котором съемочный аппарат, установленный на подвижной опоре приближается к объектам съемки, удаляется от них или следует за ними по ходу съемки.

Перевод с французского:  К. Макарова, специально для сайта aki-kaurismaki.ru