Как Аки забил Мике баки

Евгений Снегов  |   Русский журнал 

 

Прошла первая неделя ММКФ, и настало время подвести промежуточные итоги.

Лучшим внеконкурсным фильмом, лучшим фильмом из всех, показанных на фестивале на прошлой неделе, и вообще главным пока событием ММКФ я бы назвал "Юху" Аки Каурисмяки. Между тем у финского постмодерниста, в отличие от Синдо, конкурентов - хоть отбавляй: "Счастье" Тодда Солонца, о котором я уже писал, сильный документальный фильм "Мегаполисы" австрийца Главоггера, наконец, "Пола Х" не нуждающегося в рекомендациях Леоса Каракса - каждый из этих фильмов заслуживает "пятерки" по пятибалльной шкале. Только "Юхе" ставить "пятерку" рука не поднимается. Шесть баллов - не меньше.

Форма

Давным-давно неоцененный маргинал Рустам Хамдамов со свойственной ему безапелляционностью заявил, что с наступлением эпохи цветного кино хорошее кино закончилось. Подавляющее большинство режиссеров, разумеется, не обратило на эту сентенцию никакого внимания и снимает себе в цвете, кто как умеет, но есть и небольшая оппозиция, состоящая сплошь из мастеров высочайшего уровня, - Алексей Герман, Джим Джармуш, Аки Каурисмяки, - тяготеющая к старой, проверенной черно-белой картинке. Первые двое, впрочем, используют этот прием для более полного воплощения конкретных кинематографических идей: Герману цвет мешает играть тенями и отражениями, а Джармушу водить камерой по лесу под заунывные гитарные аккорды Нила Янга или по городу под бормотание Тома Уэйтса. Аки же, снимая третью по счету экранизацию "Юхи" финского классика Юхани Ахо (первые две были сделаны около семидесяти лет назад), решил броситься в омут головой: сделав для пущего эффекта свой фильм еще и немым, он переносится вместе со зрителями в двадцатые годы, поближе к золотому веку кинематографа, к раю для синефилов, где почти каждый фильм - шедевр и начало нового направления в искусстве.

Сюжет

В одном из интервью Аки Каурисмяки высоко отзывается о романе Ахо: трагическая драма, накал страстей и тому подобное. Может, это все и так, но к фильму не относится: наоборот, приводя сюжет к классическим канонам мелодрам двадцатых годов, режиссер (он же сценарист) максимально упростил сюжет, позволив себе даже выкинуть злую мать Юхи - одну из главных героинь романа. Остались только трое: муж (Юха), молодая жена (Мария) и злодей-соблазнитель (Шумейка). Что с ними происходит, можете догадаться сами. Кончается все трагически.

Звук

"Юху" можно назвать немым фильмом с двумя оговорками. Во-первых, фильм - музыкальный, музыка написана специально к фильму и является немаловажной его частью. Поэтому вспоминать в этой связи Алексея Айги, написавшего через 70 лет музыку к картине Барнета "Дом на Трубной", или Тараса Буевского с "Третьей Мещанской" Абрама Роома, не совсем корректно. У Каурисмяки все гармонично и состыковано: если на экране играет аккордеон, то звукоряд точно соответствует нажимаемым черно-белым клавишам. Если поет женщина, то она действительно поет, а не шевелит губами под позднее наложенную фонограмму. В общем, взяв на вооружение при построении кадра лучшие образцы классиков 20-х годов, режиссер отстроил звук на современном уровне, получив фантастический эффект восприятия.

Кстати, на Берлинском фестивале фильм демонстрировался под живой оркестр, который не привезли в Москву, мотивируя это тем, что размещение музыкантов в пятом зале Музея кино сильно уменьшит и без того невеликое число зрительских мест. Это объявление перед сеансом было встречено аплодисментами: зал был забит до отказа, человек пятьдесят стояло в проходах, а на улице плакали те, кто не попал на сеанс. Кстати, одновременно с "Юхой" в "Ударнике" показывали "Полу Х" любимого московскими киноманами Леоса Каракса. Вот так-то...

Во-вторых, Аки Каурисмяки, как истинный постмодернист, не смог отказать себе в удовольствии повеселить публику и вставил в фильм несколько "звуковых" эпизодов. Мотор автомобиля неожиданно урчит, дверь хлопает, жужжит бритва. Впрочем, этим грешит и видеоряд: если вы внимательно смотрите, то иногда можете заметить грустный взгляд или ироничную улыбку персонажа, обращенную прямо к вам...

В пику Мике

Аки Каурисмяки со своим братом Микой в последние годы вдвоем успешно представляют во всем мире финский кинематограф. (Примерно, как наши Никита с Андроном. Вот бы поменяться, но, боюсь, финны не согласятся). Будучи оба маргинальными, культовыми и в меру национальными по духу, они различны во всем остальном.

Мика любит Джармуша, Аки - Довженко. Мика снимает цветное жанровое кино, Аки же и до "Юхи" любил снимать черно-белое, минималистичное и немногословное. При этом оба - большие мастера и находятся в беспрестанном поиске, каждый в своем направлении, впитывая в себя по дороге лучшие образцы американского и европейского кино. Похоже, теперь их соперничество вступило в новую фазу, а точнее, поднялось на недостижимый для подавляющего большинства современных режиссеров уровень. Новый фильм Мики "Шоссейное общество", увы, до фестиваля не доехал (как и многие другие обещанные картины), а его брат, показав нам гениальную "проевропейскую" "Юху", предъявил практически небьющийся козырь. Посмотрим, чем ответит (если уже не ответил) "проамериканский" Мика, а пока будем смотреть шедевр Аки Каурисмяки, который хочется смотреть еще и еще.

 


Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, переведённых на русский язык специально для сайта aki-kaurismaki.ru, ссылка на http://aki-kaurismaki.ru обязательна.

E-mail: admin@aki-kaurismaki.ru 

© AKI-KAURISMAKI.RU